Утоли мои печали


Акафист иконе Божией Матери «Утоли Моя Печали»

Акафист иконе Божией Матери «Утоли Моя Печали»4.7 (94.44%) 18 голос.

(о нуждах, скорбях и печалях) Оглавление:

Кондак 1

Взбранное нам и дивное избавление даровася, Твой образ честный, Преблагословенная Дево Владычице Богородице, яко избавльшеся от злых явлением его и к нему взирающе, восписуем Ти благодарственная раби Твои, Богородице; но яко имущая державу непобедимую, от всяких нас бед свободи, да зовем Ти:

Радуйся, Радосте наша, избави нас от всякаго зла и утоли наша печали.

Икос 1

Ангел множество и вся Небесная Воинства славят Тебе, Царицу всех Богородицу, Ты же исполнила еси радости души наша милостивым явлением нам образа Твоего святаго, Богоизбранная Дево Владычице, к немуже кланяющеся, Тебе умиленная моления возсылаем, милосердому Твоему к нам заступлению со страхом зовуще таковая:

Радуйся, Отца Безначальнаго благословение; радуйся, Сына Превечнаго жилище.

Радуйся, Духа Святаго пребывание; радуйся, яко Тебе славят многоочитии херувими.

Радуйся, яко Тебе похвальная приносят шестокрилатии серафимы; радуйся, яко Тебе вся небесная воинства величают.

Радуйся, яко Тебе вся колена земная Матерь Божию исповедуют; радуйся, яко Тобою вся вселенная веселия исполняется.

Радуйся, яко Тобою вся болезни наша исцеляются; радуйся, Твоими бо молитвами печали наша утоляются.

Радуйся, Твоими бо ходатайствы вся прошения наша исполняются; радуйся, яко Тебе и Сыну Твоему в Твоей честней иконе благодарно поклоняемся.

Радуйся, Радосте наша, избави нас от всякаго зла и утоли наша печали.

Кондак 2

Видят Тя, Богоизбранная Отроковице, вся небесныя силы предстоящу всегда Престолу Славы Небеснаго Царя и за христианы к Сыну и Богу молящуюся, Небесная Царице; мы же грешнии на земли, зряще Твою святую икону и к ней припадающе, Тебе радостно поклоняемся, зовуще: Аллилуиа.

Икос 2

Разум подаждь нам, Всеусердная Предстательнице наша, Небесная Царице, из уст бо нас скверных, како мощно пети Твоему имени? Яко благих еси нам Ходатаица, сильна еси вспомоществовати во всякой нами требуемой помощи, да Тебе со умилением зовем сице:

Радуйся, молитвы о нас к Сыну и Богу во утешение приносящая; радуйся, Твоими молитвами очи наша от вечнаго рыдания избавляющая.

Радуйся, Твоими Матерними молитвами Сына и Бога на милость к нам приклоняющая; радуйся, Твоими молитвами праведный на нас гнев Божий утоляющая.

Радуйся, Твоими ходатайствы грехи наша прощающая; радуйся, Твоею помощию страсти наша истребляющая.

Радуйся, Твоим предстательством временная наша скорби разрушающая; радуйся, Ты во всяких бедах и нуждах нам помогающая.

Радуйся, Тя славящих всегда прославляющая; радуйся, Твоею радостию печали наша утоляющая.

Радуйся, непрестанное нам веселие подавающая; радуйся, нам райския двери отверзающая.

Радуйся, Радосте наша, избави нас от всякаго зла и утоли наша печали.

Кондак 3

Сила Вышняго осени Тя к скорому и теплому заступлению верно притекающих к Тебе и честному Твоему образу поклоняющихся, единей бо токмо Тебе, нетленней и Пречистей Богоматери, дадеся дар всякое благое наше прошение исполняти, и едина Ты можеши нам помощи, елико хощеши. Тем всяк возраст славословит Сына Твоего и Бога нашего, зовый: Аллилуиа.

Икос 3

Имущи богатство милосердия неоскудное, всем концем земным простираеши руку помощи и подаеши болящим исцеление, страждущим ослабу, слепым прозрение и всем вся по потребе исполняеши. Мы же Тебе благодарно сице поем:

Радуйся, едина Мати, милосердие нам являющая; радуйся, милости сокровище многоценное нам открывающая.

Радуйся, безчисленныя щедроты всем подавающая; радуйся, слово премудрости просящим дарующая.

Радуйся, преспеяние разума юным подавающая; радуйся, раны наша греховныя истребляющая.

Радуйся, праведных в райских селениих насаждающая; радуйся, отчаянным будущих благ Надеждо и Укрепление.

Радуйся, всех падших скоро к благодати возставляющая; радуйся, всем всякую требуемую от Тебе помощь подавающая.

Радуйся, Радосте наша, избави нас от всякаго зла и утоли наша печали.

Кондак 4

Бурею многих бед одержимым нам всегда помогаеши, Небесная Царице, с верою прибегающим к Тебе и поклоняющимся цельбоносней Твоей иконе, ейже первописанней иногда рекла еси: С сим образом благодать Моя и сила. И мы истинно веруем, яко послушаеши прошения призывающих имя святое Твое и Сыну Твоему зовущих: Аллилуиа.

Икос 4

Слыша Господь Твоя на небеси о нас ходатайства, избранная Палато Духа Святаго, исполняет Твоя прошения, мы же грешнии на земли, видевше святую Твою икону, яко светозарное солнце нам светящуюся, Тебе, яко Божией Матери, дерзаем глаголати:

Радуйся, Солнце мысленное нам являющая; радуйся, Светом немерцающим нас просвещающая.

Радуйся, умерщвленных грехами нас оживляющая; радуйся, неплодным матерем ложесна разрешающая.

Радуйся, нечаянно находящих на нас злых врагов скоро прогоняющая; радуйся, желаемых благ всегда нас наслаждающая.

Радуйся, скоро в бедах и в печалех нас утешающая; радуйся, верою имя Твое призывающих от нечаянныя смерти спасающая.

Радуйся, на Тя уповающим безконечный живот дарующая; радуйся, веру и любовь к Тебе имущих к небеси возводящая.

Радуйся, Предстательство наше крепкое; радуйся, во всяких обстоятельствах нас защищающая.

Радуйся, Радосте наша, избави нас от всякаго зла и утоли наша печали.

Кондак 5

Боготечную звезду, честную Твою икону, Ты нам показала еси, Владычице мира, к нейже мы зряще и верою сердечною молящеся, Тебе, Богородице, глаголем: Ты еси нам щит непобедимый и стена необоримая, вопиющим Богу: Аллилуиа.

Икос 5

Видеша силы небесныя на руку Твоею Создавшаго Своима рукама человеки и Владыку разумевающе Его; мы же грешнии на земли, зряще изображенную Тебе, Пречистую Матерь Его, любезно Свои руце к нам простирающую, к Тебе умильно зовем:

Радуйся, на руку Твоею Огнь Божественный неопально держащая, Имже грехи наша попаляются; радуйся, на руку Твоею Света Неприкосновеннаго носившая, Имже души наша просвещаются.

Радуйся, врагов наших видимых и невидимых побеждающая; радуйся, любовь и милосердие к нам являющая.

Радуйся, руце Твои в поручение о нас к Богу приносящая; радуйся, вход в Царствие Небесное нам отверзающая.

Радуйся, Твоею помощию нас защищающая; радуйся, Твоим ходатайством грехи наша прощающая.

Радуйся, Твоим молением печали наша утоляющая; радуйся, яко Твоим предстательством всяких благ наслаждаемся.

Радуйся, яко Тобою вся во благих желания наша исполняются, радуйся, яко волю Сына Твоего творити нас подвизаеши.

Радуйся, Радосте наша, избави нас от всякаго зла и утоли наша печали.

Кондак 6

Проповедницы Богоноснии апостоли, по вознесении Господни, храму Твоему освещаему, невидимою рукою изображенный шаровными подобии на стене обретше образ Твой, Владычице, рожденному от Тебе Богу воспеша: Аллилуиа.

Икос 6

Возсияла еси премудростию от Истиннаго Солнца Правды, Богоизбранная Отроковице, и, лучи истиннаго Богоразумия испущающи, теми освещаеши всех верою исповедающих Тя истинную Матерь Божию быти, вопиющих сице:

Радуйся, всех на небеси славою Твоею просвещающая; радуйся, начало человеческаго спасения устрояющая.

Радуйся, ковчеже жизни нашея, от потопа смертнаго нас сохраняющий; радуйся, в райских селениих жити нам дарующая.

Радуйся, Предстательнице наша к Богу, мир спасающая; радуйся, в бедах сущих скоро заступающая.

Радуйся, всякия болезни человеческия, телесныя и душевныя, исцеляющая; радуйся, немым и косноязычным словеса отверзающая.

Радуйся, всякаго блага просящим у Тебе подательнице; радуйся, учение благодати всем источающая.

Радуйся, тем всякий чин и возраст довольно услаждающая; радуйся, всех благая желания исполняющая.

Радуйся, Радосте наша, избави нас от всякаго зла и утоли наша печали.

Кондак 7

Хотя долготерпеливый Всевидец Господь явити Своего человеколюбия и щедрот бездну, избра Тебе Себе в Матерь, милости неисчерапемый источниче, да аще кто праведным судом Божиим осуждения достоин, Твоим всемощным ходатайством сохранен будет и Сыну Твоему и Богу нашему велегласно зовет: Аллилуиа.

Икос 7

Дивна показал еси дела Твоя в Пречистей Матери Твоей, Господи, и дивну даровал еси нам Ея икону, паче лучей солнечных просвещающую людей, яко Самую зрящих Богородицу и верою сердечною от души любовию вопиющих таковая:

Радуйся, икону Твою на земли, яко облак, всем распростирающая; радуйся, тою паче надеяния милосердое к нам заступление являющая.

Радуйся, Твоею иконою источники чудес всюду источающая; радуйся, явлением Твоея иконы вся люди просвещающая.

Радуйся, тою новое знамение благодати в Церкви являющая; радуйся, яко, на икону Твою взирающе, Самой Тебе, истинней Богородице, поклоняемся.

Радуйся, иконою Твоею, яко столпом огненным, мрак греха отгоняющая; радуйся, тою печали наша утоляющая.

Радуйся, Церковь освятившая тоя явлением; радуйся, яко мы, грешнии, сохраняемся Твоим заступлением.

Радуйся, вретище скорби нашея растерзающая; радуйся, вечною радостию нас одевающая.

Радуйся, Радосте наша, избави нас от всякаго зла и утоли наша печали.

Кондак 8

Странну и преславну в Церкви явльшуюся святую Твою икону ангели воспеша, апостоли прославиша, лик святителей поклонишася, мы же, грешнии, припадающе, ожидаем Твоея великия и богатыя милости, с веселием вопиюще: Аллилуиа.

Икос 8

Всеми вышними и нижними владычествуяй Господь, видев Тя, Матерь Свою, всегда предстоящу Ему и со умилением Ему приносящу моление о нас грешных, обеща исполнити вся прошения Твоя. Мы же, грешнии, надеющеся на Твоя Матерния о нас молитвы, благодарственная Тебе приносим сице:

Радуйся, с Сыном Твоим и Богом вечно царствующая; радуйся, Емуже всегда о нас моления приносящая.

Радуйся, всех к Тебе прибегающих Твоею милостию покрывающая; радуйся, всех Радосте, печали наша утоляющая.

Радуйся, примирение наше с Богом соделавшая; радуйся, Бога и человека соединившая.

Радуйся, спасение человеческое устроившая; радуйся, прародительнаго греха клятву разрушившая.

Радуйся, смертное наше естество безсмертием просветившая; радуйся, жестокость сердца нашего умилившая.

Радуйся, отчаянных к Богу возводящая; радуйся, сосуды смертныя, на нас уготованныя, сокрушившая.

Радуйся, Радосте наша, избави нас от всякаго зла и утоли наша печали.

Кондак 9

Все естество ангельское похвальныя песни приносит Тебе, Божией Матери и Заступнице всех припадающих Тебе и просящих Твоея помощи, яко твердым и крепким Твоим предстательством праведных веселиши, грешных заступаеши и от бед избавляеши, и печали утоляеши, и молишися о всех верою зовущих: Аллилуиа.

Икос 9

Вития многовещаннии, яко рыбы безгласныя, недоумеют хвалити славный, Владычице, иконы Твоея праздник, ниже от скверных устен наших приносимыя Ти похвалы достойны, обаче неисчетная благодеяния, иконою Твоею нам являемая, видевше, душею и сердцем радующеся, Тебе глаголем:

Радуйся, от глада нас Хлебом жизни питающая; радуйся, от губительства смертнаго безсмертием нас соблюдающая.

Радуйся, от труса греховнаго нас сохраняющая; радуйся, от потопа смертнаго рукою Твоею крепкою нас избавляющая.

Радуйся, от огня росою молитв Твоих нас восхищающая; радуйся, от бед сильным Твоим предстательством нас защищающая.

Радуйся, от меча силою Твоею нас охраняющая; радуйся, от нашествия иноплеменник нас спасающая.

Радуйся, от междоусобныя брани истинным миром нас ограждающая; радуйся, от смертоносныя раны прибегающих к Тебе исцеляющая.

Радуйся, от належащаго праведнаго прещения Божия Твоим молением нас свобождающая; радуйся, от всякия нас язвы Твоим честным ходатайством изъимающая.

Радуйся, Радосте наша, избави нас от всякаго зла и утоли наша печали.

Кондак 10

Спасти хотя род человеческий от прелести вражия, Человеколюбец Господь Тебе, Матерь Свою, дарова земным на помощь, глаголя: сынове человечестии, се Мати Моя покров и прибежище вам да будет, печальным утешение, скорбящим радование, обидимым заступница, да всех из глубины греховныя воздвигнет, вопиющих: Аллилуиа.

Икос 10

Царю Небесный, — тако молит за ны всегда Небесная Царица, — приими всякаго человека, славящаго Тя и призывающаго имя Твое, идеже бывает память святому имени Твоему, и прославляющих Мя имене Твоего ради, и не отрини их от лица Твоего, но благоволи в них и приими от них всякое моление, и всех от бед избави. Мы же, грешнии, надеющеся на Твоя Матерния молитвы, зовем сице:

Радуйся, Молитвеннице наша к Богу теплая; радуйся, яко Твоя Матерняя молитва много может, Владыку умилостивляющи.

Радуйся, отчаянных Надеждо, печали их утоляющая; радуйся, Твоею благодатию наше недостоинство осиявающая.

Радуйся, нашу скверну Твоею чистотою очищающая; радуйся, моления наша Твоим благоуханием исправляющая.

Радуйся, брение наше тленное в нетление обращающия; радуйся, неможение наше врачующая.

Радуйся, вся наша болезни душевныя и телесныя исцеляющая; радуйся, нашедший на нас облак страстей, скорбей и печалей скоро разгоняющая.

Радуйся, сильным Твоим прошением вся полезная дарующая; радуйся, пред Престолом Сына Твоего за молящих Ти ся ходатайствующая.

Радуйся, Радосте наша, избави нас от всякаго зла и утоли наша печали.

Кондак 11

Пение всеумиленное приими от нас, Небесная Царице, и молитву, приносимую Тебе, Дево Богородице, услыши, к Тебе бо в напастех, скорбех и печалех прибегаем и пред Тобою в бедах наших слезы проливаем и молим: утоли наша печали и приими сию жертву Твоих рабов, зовущих: Аллилуиа.

Икос 11

Светоприемная свеща истиннаго Света сущим на земли явльшися, души просвещаеши чтущих Твоея иконы явление и к разуму божественному наставляеши поющих Ти сицевая:

Радуйся, свеще неугасимая Огня невещественнаго, нас просвещающая; радуйся, заре незаходимаго Света Божественнаго, нас озаряющая.

Радуйся, Солнце правды нам являющая; радуйся, Источник жизни райския нам источающая.

Радуйся, Мати Света Истиннаго, благочестивых души просвещающая; радуйся, Мати всех Бога, озлобленных всех души утешающая.

Радуйся, Тя на помощь призывающих и имя Твое славящих спасающая; радуйся, уповающим на Тя живота непостыдный конец дарующая.

Радуйся, всем родом, Тя Матерь Божию почитающим и Богородицу именующим, непрестанно помогающая; радуйся, осенением святыя Твоея иконы злых духов мечтания от нас прогоняющая.

Радуйся, во внезапных на нас находящих скорбех и печалех скоро нас утешающая; радуйся, всему миру радость дарующая.

Радуйся, Радосте наша, избави нас от всякаго зла и утоли наша печали.

Кондак 12

Благодать Божественную испроси нам у Небеснаго Владыки, Сына Твоего и Бога, и простри нам руку помощи, и молитвами Твоими утоли наша печали, покрый нас кровом крилу Твоею, отжени от нас всякаго врага и супостата, умири нашу жизнь, да не погибнем люте, но приими нас в вечныя кровы, Покровительнице наша, да, радующеся Тебе, зовем: Аллилуиа.

Икос 12

Поюще Тя, державную Помощницу, хвалим Тя и, молящеся Тебе со умилением, веруем и исповедуем, яко испросиши благая временная и вечная воспевающим Ти:

Радуйся, молитвами Твоими весь мир спасающая; радуйся, всю вселенную ходатайством Твоим заступающая.

Радуйся, православным на варвары победы подавающая; радуйся, нашествия на христианы иноплеменных побеждающая.

Радуйся, в вере благочестивыя сохраняющая; радуйся, не почитающих иконы Твоя святыя, яко прах, от лица земли развевающая.

Радуйся, поклоняющимся иконе Твоей и Тя на помощь призывающим, и в печалех бедствующим скоро помогающая; радуйся, нас грешных ко спасению и восприятию благ вечных наставляющая.

Радуйся, безконечнаго царствия у Сына Твоего и Бога нашего всем нам испрошающая; радуйся, верным безконечную жизнь дарующая.

Радуйся, всем во всякой потребе вся полезная и благая подавающая; радуйся, нетленная стяжати научающая.

Радуйся, Радосте наша, избави нас от всякаго зла и утоли наша печали.

Кондак 13

О Всепетая Мати, Небесная Царице и Владычице, Дево Богородице, рождшая всех святых Святейшее Слово, нынешнее приемши приношение, утоли наша печали и избави нас от всяких напастей, бед, скорбей и вечнаго осуждения и грядущаго изми мучения, и сподоби нас, рабов Твоих, в вечных райских селениях водворитися, зовущих: Аллилуиа.

(Этот кондак читается трижды, затем 1-й икос и 1-й кондак)

Икос 1

Ангел множество и вся Небесная Воинства славят Тебе, Царицу всех Богородицу, Ты же исполнила еси радости души наша милостивым явлением нам образа Твоего святаго, Богоизбранная Дево Владычице, к немуже кланяющеся, Тебе умиленная моления возсылаем, милосердому Твоему к нам заступлению со страхом зовуще таковая:

Радуйся, Отца Безначальнаго благословение; радуйся, Сына Превечнаго жилище.

Радуйся, Духа Святаго пребывание; радуйся, яко Тебе славят многоочитии херувими.

Радуйся, яко Тебе похвальная приносят шестокрилатии серафимы; радуйся, яко Тебе вся небесная воинства величают.

Радуйся, яко Тебе вся колена земная Матерь Божию исповедуют; радуйся, яко Тобою вся вселенная веселия исполняется.

Радуйся, яко Тобою вся болезни наша исцеляются; радуйся, Твоими бо молитвами печали наша утоляются.

Радуйся, Твоими бо ходатайствы вся прошения наша исполняются; радуйся, яко Тебе и Сыну Твоему в Твоей честней иконе благодарно поклоняемся.

Радуйся, Радосте наша, избави нас от всякаго зла и утоли наша печали.

Кондак 1

Взбранное нам и дивное избавление даровася, Твой образ честный, Преблагословенная Дево Владычице Богородице, яко избавльшеся от злых явлением его и к нему взирающе, восписуем Ти благодарственная раби Твои, Богородице; но яко имущая державу непобедимую, от всяких нас бед свободи, да зовем Ти:

Радуйся, Радосте наша, избави нас от всякаго зла и утоли наша печали.

(После акафиста читается молитва)

Молитва иконе Богородице «Утоли моя печали»

«Дево Владычице Богородице, паче естества и слова родившая Единородное Божие Слово, Творца и Владыку всея твари видимыя и невидимыя, Единаго от Троицы Бога, Бога же и Человека, соделавшаяся обитель Божества, вместилище всякия святыни и благодати, в немже благоволением Бога и Отца, содействием Святаго Духа, телесне обиташе полнота Божества, несравненно превознесенная боголепным достоинством и преимуществующая пред всякою тварию, славо и утешение, и неизреченное веселие ангелов, царственный венче апостолов и пророков, преестественное и чудное мужество мучеников, поборнице в подвизех и подательнице победы, уготовляющая подвижником венцы и воздаяния вечная и боголепная, превысшая всякия чести, честь и славо преподобных, непогрешительная путеуказательице и наставнице безмолвия, двере откровений и духовных таин, источниче света, врата вечныя жизни, неистощимая реко милосердия, неисчерпаемое море всех боголепных дарований и чудес! Тя просим и Тя умоляем, сострадательнейшую Матерь человеколюбиваго Владыки: будь милостива к нам, смиренным и недостойным рабом Твоим, воззри благосердно на пленение и смирение наше, уврачуй сокрушения душ и телес наших, разсей видимыя и невидимыя враги, буди нам, недостойным, пред лицем врагов наших крепкий столп, бранное оружие, сильное ополчение, Воевода и непреоборимая поборница, покажи ныне на нас древния и чудныя милости Твоя, да познают беззаконнии враги наши, яко Сын Твой и Бог Един есть Царь и Владыка, яко Ты воистину Богородица, родившая по плоти истиннаго Бога, яко вся Тебе возможна суть и еже аще восхощеши, Владычице, имаши силу все сие совершити на небеси и на земли, и на всякое прошение даровати коемуждо на пользу: больным здравие, сущим на мори тишину и доброе кораблеплавание. Путешествующим спутешествуй и охраняй их, пленныя спасай от горькаго рабства, утешай печальныя, облегчай нищету и всякое другое телесное злострадание; всех свобождай от душевных недугов и страстей, невидимыми Твоими предстательствы и внушеньми, яко да, добре и непреткновенно совершив путь сея временныя жизни, улучим Тобою и оная вечная благая в Царствии Небеснем.

Верных, почтенных страшным именем Единороднаго Сына Твоего, уповающих на Твое предстательство и на милость Твою и во всем имущих Тя ходатаицу и поборницу, укрепляй невидимо противу обстоящих врагов, разсей облак уныния, избави я от душевнаго утруждения и подай им светлое благодушие и радость, и обнови мир и безмятежие в сердцах их.

Спаси молитвами Твоими, Владычице, сию Тебе посвященную паству, весь град и страну от глада, труса, потопа, огня, меча, нашествия иноплеменных и междоусобныя брани и всякий праведно подвигшийся на нас гнев обрати, по благоволению и благодати Единороднаго Сына и Бога Твоего, Емуже подобает всякая слава, честь и поклонение, со Безначальным Его Отцем, с Совечным и Животворящим Его Духом, ныне и присно и во веки веков. Аминь.»

Читать другие молитвы Божией Матери.

Сохранить акафист в социальных сетях:

pravoslavnye-molitvy.ru

Акафист Пресвятой Богородице пред иконой «Утоли моя печали»

Взбра́нное нам и ди́в­ное из­бав­ле́­ние да­ро­ва́­ся, Твой о́б­раз чест­ны́й, Преблагослове́нная Де́­во Вла­ды́­чи­це Бо­го­ро́­ди­це, я́ко из­ба́вль­ше­ся от злых яв­ле́­ни­ем его́ и к не­му́ взи­ра́ю­ще, воспису́ем Ти бла­го­да́р­ствен­ная раби́ Твои́, Бо­го­ро́­ди­це; но я́ко иму́щая держа́ву непобеди́мую, от вся́­ких нас бед сво­боди́, да зо­ве́м Ти:

Ра́­дуй­ся, Ра́­дос­те на́­ша, из­ба́­ви нас от вся́­ка­го зла и утоли́ на́­ша пе­ча́­ли.

Икос 1

А́н­гел мно́­жест­во и вся Не­бе́с­ная Во́­ин­ства сла́вят Те­бе́, Цари́цу всех Богоро́дицу, Ты же испо́лнила еси́ ра́­дос­ти ду́­ши на́­ша ми́лостивым яв­ле́­ни­ем нам о́браза Тво­его́ свя­та́­го, Бо­го­из­бра́н­ная Де́­во Вла­ды́­чи­це, к нему́же кла́няющеся, Те­бе́ умиле́нная мо­ле́­ния возсыла́ем, милосе́рдому Тво­ему́ к нам зас­туп­ле­нию со стра́­хом зо­ву́­ще та­ко­ва́я:

Ра́­дуй­ся, От­ца́ Безнача́льнаго благослове́ние; ра́­дуй­ся, Сы́­на Преве́чнаго жи­ли́­ще.

Ра́­дуй­ся, Ду́­ха Свя­та́­го пребыва́ние; ра́­дуй­ся, я́ко Те­бе́ сла́вят многоочи́тии херуви́ми.

Ра́­дуй­ся, я́ко Те­бе́ по­хва́ль­ная при­но́­сят шестокрила́тии серафи́ми; ра́­дуй­ся, я́ко Те­бе́ вся не­бе́с­ная во́­ин­ства велича́ют.

Ра́­дуй­ся, я́ко Те­бе́ вся коле́на зем­на́я Ма́­терь Бо́­жию испове́дуют; ра́­дуй­ся, я́ко То­бо́ю вся вселе́нная ве­се́­лия ис­пол­ня́­ет­ся.

Ра́­дуй­ся, я́ко То­бо́ю вся бо­ле́з­ни на́­ша ис­це­ля́­ют­ся; ра́­дуй­ся, Тво­и́ми бо мо­ли́т­ва­ми пе­ча́­ли на́­ша утоля́ются.

Ра́­дуй­ся, Тво­и́ми бо хода́тайствы вся про­ше́­ния на́­ша исполня́ются; ра́­дуй­ся, я́ко Те­бе́ и Сы́­ну Тво­ему́ в Тво­е́й чест­не́й ико­не бла­го­да́р­но по­кло­ня́­ем­ся.

Ра́­дуй­ся, Ра́­дос­те на́­ша, из­ба́­ви нас от вся́­ка­го зла и утоли́ на́­ша пе­ча́­ли.

Кондак 2

Ви́дят Тя, Бо­го­из­бра́н­ная От­ро­ко­ви́­це, вся не­бе́с­ныя си́­лы предстоя́щу всег­да́ Пре­сто́­лу Сла́­вы Не­бе́с­на­го Ца­ря́ и за христиа́ны к Сы́­ну и Бо́­гу моля́щуюся, Не­бе́с­ная Ца­ри́­це; мы же гре́ш­нии на зем­ли́, зря́ще Твою́ свя­ту́ю ико́­ну и к ней при­па́­даю­ще, Те­бе́ ра́­дост­но по­кло­ня́­ем­ся, зо­ву́­ще: Алли­лу́иа.

Икос 2

Ра́­зум по­да́ждь нам, Всеусе́рдная Предста́тельнице на́­ша, Не­бе́с­ная Ца­ри́­це, из уст бо нас скве́рных, ка́­ко мо́щно пе́­ти Тво­ему́ и́мени? Я́ко бла­ги́х еси́ нам Хода́таица, сильна́ еси́ вспомоществова́ти во вся́­кой на́­ми тре́буемой по́­мо­щи, да Те­бе́ со уми­ле́­нием зо­ве́м си́­це:

Ра́­дуй­ся, мо­ли́т­вы о нас к Сы́­ну и Бо́­гу во уте­ше́­ние принося́щая; ра́­дуй­ся, Тво­и́ми мо­ли́т­ва­ми о́чи на́­ша от ве́ч­на­го рыда́ния из­бав­ля́ю­щая.

Ра́­дуй­ся, Тво­и́ми Ма́­тер­ни­ми мо­ли́т­ва­ми Сы́­на и Бо́­га на ми́­лость к нам приклоня́ющая; ра́­дуй­ся, Тво­и́ми мо­ли́т­ва­ми пра́ведный на нас гнев Бо́­жий утоля́ющая.

Ра́­дуй­ся, Тво­и́ми хода́тайствы гре­хи́ на́­ша проща́ющая; ра́­дуй­ся, Твое́ю по́­мо­щию стра́с­ти на́­ша истребля́ющая.

Ра́­дуй­ся, Тво­и́м пред­ста́­тель­ством вре́­мен­ная на́­ша ско́р­би раз­ру­ша́ю­щая; ра́­дуй­ся, Ты во вся́­ких бе­да́х и ну́ж­дах нам помога́ющая.

Ра́­дуй­ся, Тя сла́вящих всег­да́ про­слав­ля́ю­щая; ра́­дуй­ся, Твое́ю ра́­дос­тию пе­ча́­ли на́­ша утоля́ющая.

Ра́­дуй­ся, непреста́нное нам ве­се́­лие подава́ющая; ра́­дуй­ся, нам ра́йс­кия две́ри отверза́ющая.

Ра́­дуй­ся, Ра́­дос­те на́­ша, из­ба́­ви нас от вся́­ка­го зла и утоли́ на́­ша пе­ча́­ли.

Кондак 3

Си́­ла Вы́ш­ня­го осени́ Тя к ско́рому и те́п­ло­му зас­туп­ле­нию ве́р­но при­те­ка́ю­щих к Те­бе́ и честно́му Тво­ему́ о́б­ра­зу поклоня́ющихся, еди́ней бо то́кмо Те­бе́, нетле́нней и Пре­чи́с­тей Бо­го­ма́­те­ри, да­де­ся дар вся́­кое благо́е на́­ше про­ше́­ние исполня́ти, и еди́на Ты мо́жеши нам по­мо­щи́, ели́ко хо́щеши. Тем всяк во́зраст славосло́вит Сы́­на Тво­его́ и Бо́­га на́­ше­го, зо­вы́й: Алли­лу́иа.

Икос 3

Иму́­щи бо­га́т­ство ми­ло­се́р­дия не­ос­ку́д­ное, всем конце́м земны́м простира́еши ру­ку́ по́­мо­щи и подае́ши боля́щим ис­це­ле́­ние, стра́­жду­щим осла́бу, сле­пы́м про­зре́­ние и всем вся по потре́бе исполня́еши. Мы же Те­бе́ бла­го­да́р­но си́­це по­е́м:

Ра́­дуй­ся, еди́на Ма́­ти, ми­ло­се́р­дие нам яв­ля́ю­щая; ра́­дуй­ся, ми́­лос­ти со­кро́­ви­ще мно­го­це́н­ное нам от­кры­ва́ю­щая.

Ра́­дуй­ся, безчи́сленныя щед­ро́­ты всем подава́ющая; ра́­дуй­ся, сло́­во пре­му́д­ро­сти про­ся́­щим да́­рую­щая.

Ра́­дуй­ся, пре­спе́­яние ра́­зу­ма ю́ным подава́ющая; ра́­дуй­ся, ра́­ны на́­ша гре­хо́в­ныя истребля́ющая.

Ра́­дуй­ся, пра́­вед­ных в ра́йс­ких селе́ниих насажда́ющая; ра́­дуй­ся, отча́янным бу́дущих благ На­де́ж­до и Укреп­ле́­ние.

Ра́­дуй­ся, всех па́дших ско́ро к бла­го­да́­ти возставля́ющая; ра́­дуй­ся, всем вся́­кую тре́буемую от Те­бе́ по́­мощь подава́ющая.

Ра́­дуй­ся, Ра́­дос­те на́­ша, из­ба́­ви нас от вся́­ка­го зла и утоли́ на́­ша пе­ча́­ли.

Кондак 4

Бу́­рею мно́гих бед одержи́мым нам всег­да́ по­мо­га́е­ши, Не­бе́с­ная Ца­ри́­це, с ве́­рою при­бе­га́ю­щим к Те­бе́ и поклоня́ющимся цель­бо­но́с­ней Тво­е́й ико­не, е́йже первопи́санней иногда́ рекла́ еси́: С сим о́б­ра­зом бла­го­да́ть Моя́ и си́­ла. И мы и́стинно ве́­ру­ем, я́ко послу́шаеши про­ше́­ния при­зы­ва́ю­щих и́мя свято́е Твое́ и Сы́­ну Тво­ему́ зо­ву́­щих: Алли­лу́иа.

Икос 4

Слы́­ша Гос­по́дь Твоя́ на не­бе­си́ о нас хода́тайства, избра́нная Па­ла́­то Ду́­ха Свя­та́­го, исполня́ет Твоя́ про­ше́­ния, мы же гре́ш­нии на зем­ли́, ви́­дев­ше свя­ту́ю Твою́ ико́­ну, я́ко светоза́рное со́лн­це нам светя́щуюся, Те­бе́, я́ко Бо­жией Ма­те­ри, дерза́ем гла­го́­ла­ти:

Ра́­дуй­ся, Со́лн­це мы́сленное нам яв­ля́ю­щая; ра́­дуй­ся, Све́­том не­мер­ца́ю­щим нас про­све­ща́ю­щая.

Ра́­дуй­ся, умерщвле́нных греха́ми нас ожив­ля́ю­щая; ра́­дуй­ся, непло́дным ма́терем ложесна́ разреша́ющая.

Ра́­дуй­ся, неча́янно на­ходя́­щих на нас злых вра­го́в ско́ро про­го­ня́ю­щая; ра́­дуй­ся, жела́емых благ всег­да́ нас наслажда́ющая.

Ра́­дуй­ся, ско́ро в бе­да́х и в пе­ча́­лех нас утеша́ющая; ра́­дуй­ся, ве́­рою и́мя Твое́ при­зы­ва́ю­щих от неча́янныя сме́р­ти спа­са́ю­щая.

Ра́­дуй­ся, на Тя упова́ющим безконе́чный жи­во́т да́­рую­щая; ра́­дуй­ся, ве́­ру и лю­бо́вь к Те­бе́ иму́­щих к не­бе­си́ возводя́щая.

Ра́­дуй­ся, Предста́тельство на́­ше кре́п­кое; ра́­дуй­ся, во вся́­ких обстоя́тельствах нас защища́ющая.

Ра́­дуй­ся, Ра́­дос­те на́­ша, из­ба́­ви нас от вся́­ка­го зла и утоли́ на́­ша пе­ча́­ли.

Кондак 5

Боготе́чную звезду́, чест­ну́ю Твою́ ико́­ну, Ты нам показа́ла еси́, Вла­ды́­чи­це ми́­ра, к ней­же мы зря́ще и ве́­рою серде́чною мо­ля́­ще­ся, Те­бе́, Бо­го­ро́­ди­це, гла­го́­лем: Ты еси́ нам щит не­по­бе­ди́­мый и сте­на́ не­обо­ри́­мая, во­пию́­щим Бо́­гу: Алли­лу́иа.

Икос 5

Ви́деша си́­лы не­бе́с­ныя на ру­ку́ Твое́ю Со­зда́в­ша­го Свои́ма рука́ма че­ло­ве́­ки и Вла­ды́­ку разумева́юще Его́; мы же гре́ш­нии на зем­ли́, зря́ще изображе́нную Те­бе́, Пречи́стую Ма́­терь Его́, лю­бе́з­но Свои́ ру́­це к нам простира́ющую, к Те­бе́ уми́ль­но зо­ве́м:

Ра́­дуй­ся, на ру­ку́ Твое́ю Огнь Бо­же́ст­вен­ный неопа́льно держа́щая, И́м­же гре­хи́ на́­ша попаля́ются; ра́­дуй­ся, на ру­ку́ Твое́ю Све́­та Неприкоснове́ннаго носи́вшая, И́м­же ду́­ши на́­ша просвеща́ются.

Ра́­дуй­ся, вра­го́в на́­ших ви́­ди­мых и не­ви́­ди­мых побежда́ющая; ра́­дуй­ся, лю­бо́вь и ми­ло­се́р­дие к нам яв­ля́ю­щая.

Ра́­дуй­ся, ру́­це Твои́ в поруче́ние о нас к Бо́­гу принося́щая; ра́­дуй­ся, вход в Ца́рст­вие Не­бе́с­ное нам отверза́ющая.

Ра́­дуй­ся, Твое́ю по́­мо­щию нас защища́ющая; ра́­дуй­ся, Тво­и́м хо­да́­тай­ством гре­хи́ на́­ша проща́ющая.

Ра́­дуй­ся, Тво­и́м мо­ле́­ни­ем пе­ча́­ли на́­ша утоля́ющая; ра́­дуй­ся, я́ко Тво­и́м пред­ста́­тель­ством вся́­ких благ наслажда́емся.

Ра́­дуй­ся, я́ко То­бо́ю вся во бла­ги́х жела́ния на́­ша исполня́ются, ра́­дуй­ся, я́ко во́лю Сы́­на Тво­его́ твори́ти нас подвиза́еши.

Ра́­дуй­ся, Ра́­дос­те на́­ша, из­ба́­ви нас от вся́­ка­го зла и утоли́ на́­ша пе­ча́­ли.

Кондак 6

Пропове́дницы Богоно́снии апо́столи, по вознесе́нии Госпо́дни, при освяще́нии хра́ма Твоего́, неви́димою ру­ко́ю изображе́нный шаро́вными подо́бии на стене́ обре́тше о́б­раз Твой, Вла­ды́­чи­це, рожде́нному от Те­бе́ Бо́­гу воспе́ша: Алли­лу́иа.

Икос 6

Возсия́ла еси́ прему́дростию от И́с­тин­на­го Со́лн­ца Пра́в­ды, Бо­го­из­бра́н­ная От­ро­ко­ви́­це, и, лучи́ и́с­тин­на­го Богоразу́мия испуща́ющи, те́ми освеща́еши всех ве́­рою ис­по­ве́­даю­щих Тя и́стинную Ма́­терь Бо́­жию бы­ти, во­пию́­щих си́­це:

Ра́­дуй­ся, всех на не­бе­си́ сла́­вою Твое́ю про­све­ща́ю­щая; ра́­дуй­ся, на­ча́­ло че­ло­ве́­чес­ка­го спа­се́­ния устроя́ющая.

Ра́­дуй­ся, ковче́же жи́з­ни на́шея, от по­то́­па сме́ртнаго нас сохраня́ющий; ра́­дуй­ся, в ра́йс­ких селе́ниих жи́ти нам да́­рую­щая.

Ра́­дуй­ся, Предста́тельнице на́­ша к Бо́­гу, мир спа­са́ю­щая; ра́­дуй­ся, в бе­да́х су́­щих ско́ро заступа́ющая.

Ра́­дуй­ся, вся́­кия бо­ле́з­ни челове́ческия, те­ле́с­ныя и ду­ше́в­ныя, исцеля́ющая; ра́­дуй­ся, немы́м и косноязы́чным словеса́ отверза́ющая.

Ра́­дуй­ся, вся́­ка­го бла́га про­ся́­щим у Те­бе́ пода́тельнице; ра́­дуй­ся, уче́ние бла­го­да́­ти всем ис­то­ча́ю­щая.

Ра́­дуй­ся, тем вся́кий чин и во́зраст дово́льно услажда́ющая; ра́­дуй­ся, всех бла­га́я жела́ния исполня́ющая.

Ра́­дуй­ся, Ра́­дос­те на́­ша, из­ба́­ви нас от вся́­ка­го зла и утоли́ на́­ша пе­ча́­ли.

Кондак 7

Хо­тя́ дол­го­тер­пе­ли́­вый Всеви́дец Гос­по́дь яви́­ти Сво­его́ че­ло­ве­ко­лю́­бия и щед­ро́т бе́зд­ну, избра́ Те­бе́ Се­бе́ в Ма́­терь, ми́­лос­ти неисчерпа́емый ис­то́ч­ни­че, да а́ще кто пра́ведным судо́м Бо́­жи­им осужде́ния досто́ин, Тво­и́м всемо́щным хо­да́­тай­ством сохране́н бу́дет и Сы́­ну Тво­ему́ и Бо́­гу на́­ше­му велегла́сно зо­ве́т: Алли­лу́иа.

Икос 7

Ди́вна показа́л еси́ дела́ Твоя́ в Пре­чи́с­тей Ма­те­ри Тво­е́й, Го́с­по­ди, и ди́вну дарова́л еси́ нам Ея́ ико́­ну, па́­че луче́й со́лнечных просвеща́ющую лю­де́й, я́ко Са́мую зря́щих Богоро́дицу и ве́­рою серде́чною от души́ лю­бо́­вию во­пию́­щих та­ко­ва́я:

Ра́­дуй­ся, ико́­ну Твою́ на зем­ли́, я́ко о́блак, всем распростира́ющая; ра́­дуй­ся, то́ю па́­че наде́яния милосе́рдое к нам за­ступ­ле́­ние яв­ля́ю­щая.

Ра́­дуй­ся, Твое́ю ико́­ною исто́чники чу­де́с всю́ду ис­то­ча́ю­щая; ра́­дуй­ся, яв­ле́­ни­ем Твоея́ ико́­ны вся лю́­ди про­све­ща́ю­щая.

Ра́­дуй­ся, то́ю но́вое зна́­ме­ние бла­го­да́­ти в Це́рк­ви яв­ля́ю­щая; ра́­дуй­ся, я́ко, на ико́­ну Твою́ взи­ра́ю­ще, Само́й Те­бе́, и́стинней Бо­го­ро́­ди­це, по­кло­ня́­ем­ся.

Ра́­дуй­ся, ико́­ною Твое́ю, я́ко столпо́м о́гненным, мрак греха́ от­го­ня́ю­щая; ра́­дуй­ся, то́ю пе­ча́­ли на́­ша утоля́ющая.

Ра́­дуй­ся, Це́р­ковь освяти́вшая тоя́ яв­ле́­ни­ем; ра́­дуй­ся, я́ко мы, гре́ш­нии, сохраня́емся Тво­и́м заступле́нием.

Ра́­дуй­ся, вре́тище ско́р­би на́шея рас­тер­за́ю­щая; ра́­дуй­ся, ве́чною ра́­дос­тию нас одева́ющая.

Ра́­дуй­ся, Ра́­дос­те на́­ша, из­ба́­ви нас от вся́­ка­го зла и утоли́ на́­ша пе­ча́­ли.

Кондак 8

Стра́нну и пресла́вну в Це́рк­ви я́вльшуюся свя­ту́ю Твою́ ико́­ну а́нгели воспе́ша, апо́столи просла́виша, лик свя­ти́­те­лей поклони́шася, мы же, гре́ш­нии, при­па́­даю­ще, ожида́ем Твоея́ ве­ли́­кия и бо­га́­тыя ми́­лос­ти, с ве­се́­ли­ем во­пию́­ще: Алли­лу́иа.

Икос 8

Все́­ми вы́шними и ни́жними влады́чествуяй Гос­по́дь, ви́­дев Тя, Ма́­терь Свою́, всег­да́ предстоя́щу Ему́ и со уми­ле́­нием Ему́ принося́щу мо­ле́­ние о нас гре́ш­ных, обеща́ испо́лнити вся про­ше́­ния Твоя́. Мы же, гре́ш­нии, наде́ющеся на Твоя́ Ма́терния о нас мо­ли́т­вы, бла­го­да́р­ствен­ная Те­бе́ при­но́­сим си́­це:

Ра́­дуй­ся, с Сы́­ном Тво­и́м и Бо́­гом веч­но ца́рствующая; ра́­дуй­ся, Ему́­же всег­да́ о нас мо­ле́­ния принося́щая.

Ра́­дуй­ся, всех к Те­бе́ при­бе­га́ю­щих Твое́ю ми́­лос­тию покрыва́ющая; ра́­дуй­ся, всех Ра́­дос­те, пе­ча́­ли на́­ша утоля́ющая.

Ра́­дуй­ся, при­ми­ре́­ние на́­ше с Бо́­гом соде́лавшая; ра́­дуй­ся, Бо́­га и че­ло­ве́­ка соедини́вшая.

Ра́­дуй­ся, спа­се́­ние челове́ческое устро́ившая; ра́­дуй­ся, прароди́тельнаго греха́ кля́тву разруши́вшая.

Ра́­дуй­ся, сме́ртное на́­ше ес­тес­тво́ безсме́ртием просвети́вшая; ра́­дуй­ся, жесто́кость се́рд­ца на́­ше­го умили́вшая.

Ра́­дуй­ся, от­ча́­ян­ных к Бо́­гу возводя́щая; ра́­дуй­ся, сосу́ды сме́ртныя, на нас угото́ванныя, сокруши́вшая.

Ра́­дуй­ся, Ра́­дос­те на́­ша, из­ба́­ви нас от вся́­ка­го зла и утоли́ на́­ша пе­ча́­ли.

Кондак 9

Все ес­тес­тво́ а́н­гель­ское похва́льныя пе́сни прино́сит Те­бе́, Бо­жией Ма­те­ри и За­сту́п­ни­це всех при­па́­даю­щих Те­бе́ и прося́щих Твоея́ по́­мо­щи, я́ко тве́рдым и кре́п­ким Тво­и́м пред­ста́­тель­ством пра́­вед­ных весели́ши, гре́ш­ных заступа́еши и от бед избавля́еши, и пе­ча́­ли утоля́еши, и мо́лишися о всех ве́­рою зо­ву́­щих: Алли­лу́иа.

Икос 9

Ви­ти́я мно­го­ве­ща́н­нии, я́ко ры́­бы без­гла́с­ныя, не­до­уме́­ют хвали́ти сла́в­ный, Вла­ды́­чи­це, ико́­ны Твоея́ праз́дник, ни­же́ от скве́рных усте́н на́­ших приноси́мыя Ти похвалы́ досто́йны, оба́­че неисче́тная благодея́ния, ико́­ною Твое́ю нам явля́емая, ви́­дев­ше, ду­ше́ю и се́рд­цем ра́дующеся, Те­бе́ гла­го́­лем:

Ра́­дуй­ся, от гла́­да нас Хле́бом жи́з­ни пита́ющая; ра́­дуй­ся, от губи́тельства сме́ртнаго безсме́ртием нас соблюда́ющая.

Ра́­дуй­ся, от тру́­са грехо́внаго нас сохраня́ющая; ра́­дуй­ся, от по­то́­па сме́ртнаго ру­ко́ю Твое́ю кре́пкою нас из­бав­ля́ю­щая.

Ра́­дуй­ся, от ог­ня́ росо́ю мо­ли́тв Тво­и́х нас восхища́ющая; ра́­дуй­ся, от бед си́льным Тво­и́м пред­ста́­тель­ством нас защища́ющая.

Ра́­дуй­ся, от ме­ча́ си́­лою Твое́ю нас охраня́ющая; ра́­дуй­ся, от на­ше́ст­вия иноплеме́нник нас спа­са́ю­щая.

Ра́­дуй­ся, от меж­до­усо́б­ныя бра́­ни и́стинным ми́­ром нас огражда́ющая; ра́­дуй­ся, от смер­то­но́с­ныя ра́­ны при­бе­га́ю­щих к Те­бе́ исцеля́ющая.

Ра́­дуй­ся, от належа́щаго пра­вед­на­го пре­ще́­ния Бо́­жия Тво­и́м мо­ле́­ни­ем нас свобожда́ющая; ра́­дуй­ся, от вся́­кия нас я́з­вы Тво­и́м честны́м хо­да́­тай­ством изъима́ющая.

Ра́­дуй­ся, Ра́­дос­те на́­ша, из­ба́­ви нас от вся́­ка­го зла и утоли́ на́­ша пе­ча́­ли.

Кондак 10

Спас­ти́ хо­тя́ род челове́ческий от пре́­лес­ти вра́­жия, Человеколю́бец Гос­по́дь Те­бе́, Ма́­терь Свою́, да­ро­ва́ земны́м на по́­мощь, глаго́ля: сы́нове челове́честии, се Ма́­ти Моя́ по­кро́в и при­бе́­жи­ще вам да бу́дет, печа́льным уте­ше́­ние, скор­бя́­щим ра́­до­ва­ние, оби́димым за­сту́п­ни­ца, да всех из глу­би­ны́ гре­хо́в­ныя воздви́гнет, во­пию́­щих: Алли­лу́иа.

Икос 10

Ца­рю́ Не­бе́с­ный, — та́­ко мо́лит за ны всег­да́ Не­бе́с­ная Цари́ца, — при­ими́ вся́­ка­го че­ло­ве́­ка, сла́вящаго Тя и призыва́ющаго и́мя Твое́, иде́­же бы­ва́­ет па́­мять свя­то́­му и́мени Тво­ему́, и про­слав­ля́ю­щих Мя име́­не Тво­его́ ра́­ди, и не от­ри́­ни их от ли­ца́ Тво­его́, но благоволи́ в них и при­ими́ от них вся́­кое мо­ле́­ние, и всех от бед из­ба́­ви. Мы же, гре́ш­нии, наде́ющеся на Твоя́ Ма́терния мо­ли́т­вы, зо­ве́м си́­це:

Ра́­дуй­ся, Моли́твеннице на́­ша к Бо́­гу те́плая; ра́­дуй­ся, я́ко Твоя́ Ма́терняя мо­ли́т­ва мно́­го мо́­жет, Вла­ды́­ку умилостивля́ющи.

Ра́­дуй­ся, от­ча́­ян­ных На­де́ж­до, пе­ча́­ли их утоля́ющая; ра́­дуй­ся, Твое́ю бла­го­да́­тию на́­ше недосто́инство осия­ва́ю­щая.

Ра́­дуй­ся, на́­шу скве́рну Твое́ю чис­то­то́ю очища́ющая; ра́­дуй­ся, мо­ле́­ния на́­ша Тво­и́м бла­го­уха́­ни­ем исправля́ющая.

Ра́­дуй­ся, бре́ние на́­ше тле́нное в нетле́ние обраща́ющая; ра́­дуй­ся, неможе́ние на́­ше врачу́ющая.

Ра́­дуй­ся, вся на́­ша бо­ле́з­ни ду­ше́в­ныя и те­ле́с­ныя исцеля́ющая; ра́­дуй­ся, наше́дший на нас о́блак страс­те́й, скор­бе́й и пе­ча́­лей ско́ро разгоня́ющая.

Ра́­дуй­ся, си́льным Тво­и́м проше́нием вся по­ле́з­ная да́­рую­щая; ра́­дуй­ся, пред Пре­сто́­лом Сы́­на Тво­его́ за моля́щих Ти ся хо­да́­тай­ствую­щая.

Ра́­дуй­ся, Ра́­дос­те на́­ша, из­ба́­ви нас от вся́­ка­го зла и утоли́ на́­ша пе­ча́­ли.

Кондак 11

Пе́­ние все­уми­ле́н­ное при­ими́ от нас, Не­бе́с­ная Ца­ри́­це, и мо­ли́т­ву, приноси́мую Те­бе́, Де́­во Бо­го­ро́­ди­це, услы́­ши, к Те­бе́ бо в на­па́с­тех, ско́р­бех и пе­ча́­лех при­бе­га́­ем и пред То­бо́ю в бе­да́х на́­ших сле́зы пролива́ем и мо́­лим: утоли́ на́­ша пе­ча́­ли и при­ими́ сию́ же́ртву Тво­и́х ра­бо́в, зо­ву́­щих: Алли­лу́иа.

Икос 11

Светоприе́мная свеща́ и́с­тин­на­го Све́­та су́­щим на зем­ли́ я́вльшися, ду́­ши просвеща́еши чту́­щих Твоея́ ико́­ны яв­ле́­ние и к ра́зуму боже́ственному наставля́еши пою́щих Ти си­це­ва́я:

Ра́­дуй­ся, свеще́ неугаси́мая Ог­ня́ невеще́ственнаго, нас про­све­ща́ю­щая; ра́­дуй­ся, заре́ незаходи́маго Све́­та Бо­же́ст­вен­на­го, нас оза­ря́ю­щая.

Ра́­дуй­ся, Со́лн­це пра́в­ды нам яв­ля́ю­щая; ра́­дуй­ся, Ис­то́ч­ник жи́з­ни ра́йс­кия нам ис­то­ча́ю­щая.

Ра́­дуй­ся, Ма́­ти Све́­та И́с­тин­на­го, бла­го­чес­ти́­вых ду́­ши про­све­ща́ю­щая; ра́­дуй­ся, Ма́­ти всех Бо́­га, озло́бленных всех ду́­ши утеша́ющая.

Ра́­дуй­ся, Тя на по́­мощь при­зы­ва́ю­щих и и́мя Твое́ сла́вящих спа­са́ю­щая; ра́­дуй­ся, упова́ющим на Тя жи­во­та́ непосты́дный ко­не́ц да́­рую­щая.

Ра́­дуй­ся, всем родо́м, Тя Ма́­терь Бо́­жию по­чи­та́ю­щим и Богоро́дицу имену́ющим, непреста́нно помога́ющая; ра́­дуй­ся, осе­не́­ни­ем свя­ты́я Твоея́ ико́­ны злых ду­хо́в мечта́ния от нас про­го­ня́ю­щая.

Ра́­дуй­ся, во внеза́пных на нас на­ходя́­щих ско́р­бех и пе­ча́­лех ско́ро нас утеша́ющая; ра́­дуй­ся, все­му́ ми́­ру ра́­дость да́­рую­щая.

Ра́­дуй­ся, Ра́­дос­те на́­ша, из­ба́­ви нас от вся́­ка­го зла и утоли́ на́­ша пе­ча́­ли.

Кондак 12

Бла­го­да́ть Боже́ственную ис­про­си́ нам у Не­бе́с­на­го Влады́ки, Сы́­на Тво­его́ и Бо́­га, и про­стри́ нам ру­ку́ по́­мо­щи, и мо­ли́т­ва­ми Тво­и́ми утоли́ на́­ша пе­ча́­ли, по­кры́й нас кро́вом крилу́ Твое́ю, от­же­ни́ от нас вся́­ка­го вра­га́ и супоста́та, умири́ на́­шу жизнь, да не поги́бнем лю́­те, но при­ими́ нас в ве́ч­ныя кро́вы, Покрови́тельнице на́­ша, да, ра́дующеся Те­бе́, зо­ве́м: Алли­лу́иа.

Икос 12

Пою́­ще Тя, держа́вную По­мо́щ­ни­цу, хва́­лим Тя и, мо­ля́­ще­ся Те­бе́ со уми­ле́­нием, ве́­ру­ем и ис­по­ве́­ду­ем, я́ко испро́сиши бла­га́я вре́­мен­ная и ве́ч­ная воспева́ющим Ти:

Ра́­дуй­ся, мо­ли́т­ва­ми Тво­и́ми весь мир спа­са́ю­щая; ра́­дуй­ся, всю вселе́нную хо­да́­тай­ством Тво­и́м заступа́ющая.

Ра́­дуй­ся, правосла́вным на ва́рвары по­бе́­ды подава́ющая; ра́­дуй­ся, на­ше́ст­вия на христиа́ны ино­пле­ме́н­ных побежда́ющая.

Ра́­дуй­ся, в ве́­ре благочести́выя сохраня́ющая; ра́­дуй­ся, не по­чи­та́ю­щих ико́­ны Твоя́ свя­ты́я, я́ко прах, от ли­ца́ зем­ли́ развева́ющая.

Ра́­дуй­ся, поклоня́ющимся ико­не Тво­е́й и Тя на по́­мощь при­зы­ва́­ющим, и в пе­ча́­лех бе́д­ствую­щим ско́ро помога́ющая; ра́­дуй­ся, нас гре́ш­ных ко спа­се́­нию и восприя́тию благ ве́ч­ных нас­тав­ля́ю­щая.

Ра́­дуй­ся, без­ко­неч­на­го ца́рст­вия у Сы́­на Тво­его́ и Бо́­га на́­ше­го всем нам испроша́ющая; ра́­дуй­ся, ве́р­ным безконе́чную жизнь да́­рую­щая.

Ра́­дуй­ся, всем во вся́­кой потре́бе вся по­ле́з­ная и бла­га́я подава́ющая; ра́­дуй­ся, нетле́нная стяжа́ти науча́ющая.

Ра́­дуй­ся, Ра́­дос­те на́­ша, из­ба́­ви нас от вся́­ка­го зла и утоли́ на́­ша пе­ча́­ли.

Кондак 13

О Все­пе́­тая Ма́­ти, Не­бе́с­ная Ца­ри́­це и Вла­ды́­чи­це, Де́­во Бо­го­ро́­ди­це, ро́жд­шая всех свя­ты́х Свя­те́й­шее Сло́­во, ны́нешнее прие́мши при­но­ше́­ние, утоли́ на́­ша пе­ча́­ли и из­ба́­ви нас от вся́­ких на­па́с­тей, бед, скор­бе́й и ве́ч­на­го осужде́ния и гряду́щаго из­ми́ му­че́­ния, и спо­до́­би нас, ра­бо́в Тво­и́х, в ве́ч­ных ра́йс­ких селе́ниях водвори́тися, зо­ву́­щих: Алли­лу́иа.

Этот кондак чи­та­ет­ся трижды, за­те́м 1-й икос «А́н­гел мно́­жест­во …» и 1-й кондак «Взбра́нное нам…».

Мо­ли́т­ва пер­вая

Де́­во Вла­ды́­чи­це Бо­го­ро́­ди­це, па́­че ес­тест­ва́ и сло́ва ро­ди́в­шая Единоро́дное Бо́­жие Сло́­во, Творца́ и Вла­ды́­ку всея́ тва́­ри ви́­ди­мыя и неви́димыя, Еди́­на­го от Тро́ицы Бо́­га, Бо́­га же и Че­ло­ве́­ка, соде́лавшаяся оби́­тель Бо­же­ства́, вмес­ти́­ли­ще вся́­кия свя­ты́­ни и бла­го­да́­ти, в не́м­же бла­го­во­ле́­ни­ем Бо́­га и От­ца́, соде́йствием Свя­та́­го Ду́­ха, те­ле́с­не обита́ше полнота́ Бо­же­ства́, несравне́нно пре­воз­не­се́н­ная боголе́пным досто́инством и преиму́ществующая пред вся́кою тва́рию, сла́­во и уте­ше́­ние, и не­из­ре­че́н­ное ве­се́­лие а́н­ге­лов, ца́рственный ве́н­че апо́с­то­лов и про­ро́­ков, преесте́ственное и чу́дное му́жество му́­че­ни­ков, побо́рнице в по́двизех и пода́тельнице по­бе́­ды, уготовля́ющая подви́жником вен­цы́ и воздая́ния ве́ч­ная и боголе́пная, превы́сшая вся́­кия че́сти, честь и сла́­во пре­по­до́б­ных, непогреши́тельная путеуказа́тельнице и нас­та́в­ни­це без­мо́л­вия, две́ре открове́ний и духо́вных та́­ин, ис­то́ч­ни­че све́­та, врата́ ве́ч­ныя жи́з­ни, неистощи́мая ре­ко́ ми­ло­се́р­дия, не­ис­чер­па́е­мое мо́ре всех боголе́пных да­ро­ва́­ний и чу­де́с! Тя про́­сим и Тя умоля́ем, сострада́тельнейшую Ма́­терь человеколюби́ваго Влады́ки: будь ми́­ло­сти­ва к нам, сми­ре́н­ным и недосто́йным ра­бо́м Тво­и́м, воз­зри́ благосе́рдно на плене́ние и сми­ре́­ние на́­ше, уврачу́й со­кру­ше́­ния душ и теле́с на́­ших, разсе́й ви́­ди­мыя и неви́димыя вра­ги́, бу́­ди нам, недосто́йным, пред ли­це́м вра­го́в на́­ших кре́пкий столп, бра́нное ору́­жие, си́льное ополче́ние, Воево́да и непреобори́мая побо́рница, по­ка­жи́ ны́­не на нас дре́вния и чу́д­ныя ми́­лос­ти Твоя́, да позна́ют беззако́ннии вра­ги́ на́ши, я́ко Сын Твой и Бог Еди́н есть Царь и Вла­ды́­ка, я́ко Ты вои́стину Бо­го­ро́­ди­ца, ро­ди́в­шая по пло́­ти и́с­тин­на­го Бо́­га, я́ко вся Те­бе́ воз­мо́ж­на суть и е́же а́ще восхо́щеши, Вла­ды́­чи­це, и́ма­ши си́­лу все сие́ соверши́ти на не­бе­си́ и на зем­ли́, и на вся́­кое про­ше́­ние дарова́ти коему́ждо на по́ль­зу: боль­ны́м здра́­вие, су́­щим на мо́­ри ти­ши­ну́ и до́б­рое кораблепла́вание. Путеше́ствующим спутеше́ствуй и охраня́й их, пле́нныя спаса́й от го́рькаго ра́бства, утеша́й печа́льныя, облегча́й нищету́ и вся́­кое друго́е теле́сное злострада́ние; всех сво­бож­да́й от ду­ше́в­ных не­ду́­гов и страс­те́й, неви́димыми Тво­и́ми предста́тельствы и внуше́ньми, я́ко да, до́б­ре и непреткнове́нно соверши́в путь сея́ вре́менныя жи́з­ни, улучи́м То­бо́ю и о́ная ве́ч­ная бла­га́я в Ца́рст­вии Небе́снем.

Ве́р­ных, почте́нных стра́шным и́ме­нем Единоро́днаго Сы́­на Тво­его́, упова́ющих на Твое́ предста́тельство и на ми́­лость Твою́ и во всем иму́­щих Тя хода́таицу и побо́рницу, укрепля́й неви́димо про­ти́­ву обстоя́щих вра­го́в, разсе́й о́блак уны́ния, из­ба́­ви я от душе́внаго утружде́ния и пода́й им све́т­лое благоду́шие и ра́­дость, и обнови́ мир и без­мя­те́­жие в сердца́х их.

Спа­си́ мо­ли́т­ва­ми Тво­и́ми, Вла­ды́­чи­це, сию́ Те­бе́ посвяще́нную па́ству, весь град и стра­ну́ от гла́­да, тру́­са, по­то́­па, ог­ня́, ме­ча́, на­ше́ст­вия ино­пле­ме́н­ных и меж­до­усо́б­ныя бра́­ни и вся́кий пра́ведно подви́гшийся на нас гнев обрати́, по благоволе́нию и бла­го­да́­ти Единоро́днаго Сы́­на и Бо́­га Тво­его́, Ему́­же по­до­ба́­ет вся­кая сла́­ва, честь и по­кло­не­ние, со Без­на­ча́ль­ным Его́ От­це́м, с Сове́чным и Жи­во­тво­ря́­щим Его́ Ду́­хом, ны́­не и при́с­но и во ве́­ки ве­ко́в. Ами́нь.

Мо­ли́т­ва вто­рая

На­де́ж­до всех конце́в зем­ли́, Пре­чи́с­тая Де́­во, Гос­по­же́ Бо­го­ро́­ди­це, уте­ше́­ние мое́! Не гнуша́йся ме­не́, гре́ш­на­го, на Твою́ бо ми́­лость упова́ю: угаси́ ми пла́мень грехо́вный и покая́нием ороси́ изсо́хшее мое́ се́рд­це, очи́с­ти ум мой от гре­хо́в­ных по­мыс­ло́в, при­ими́ мольбу́, от ду́­ши и серд­ца́ со воздыха́нием приноси́мую Те­бе́. Бу́­ди о мне Хода́таица к Сы́­ну Тво­ему́ и Бо́­гу и укро­ти́ гнев Его́ ма́­тер­ни­ми Тво­и́ми мо­ли́т­ва­ми, ду­ше́в­ныя и те­ле́с­ныя я́з­вы ис­це­ли́, Гос­по­же́ Вла­ды́­чи­це, утоли́ бо­ле́з­ни ду́­ши и те́­ла, утиши́ бу́­рю злых нападе́ний вра́жеских, отъими́ бре́мя гре­хо́в мои́х, и не оста́­ви ме­не́ до кон­ца́ поги́бнути, и печа́лию сокруше́нное се́рд­це мое́ уте́ши, да сла́в­лю Тя до после́дняго издыха́ния мо­его́. Ами́нь.

akafistnik.ru

«Утоли моя печали» (1989)

Во многих знаменитых фильмах времен перестройки в основу сюжета положены, частично или полностью, вышедшие на поверхность с приходом гласности раздирающие общество конфликты: в «Такси-блюзе» это противостояние витающей в облаках богемы и озабоченных повседневными проблемами работяг; в «Зеркале для героя» — «людей дела», уверенных, что систему возможно изменить ежедневными усилиями, и махнувших на всё рукой скептиков и циников; в фильме «Авария — дочь мента» — старшего, «советского» и младшего, «перестроечного» поколений. В фильме «Утоли моя печали» чёткого противопоставления неких двух сторон как стержня, положенного в основу сюжета, с первого взгляда не прослеживается, а отдельные моменты непонимания людей различных поколений идут, казалось бы, лишь дополнительной иллюстрацией к бесконечным раздорам семейной пары — персонажей Бориса (Сергей Колтаков) и Любы (Елена Сафонова), весь фильм занимающихся организацией переезда Бориса на квартиру к интеллигентной даме преклонных лет Варваре Николаевне, по соседству с которой проживает пожилой Григорий Иванович и семейная пара — алкоголик Эдик с женой Катей. Плюс ко всему — тусовка непременных для перестроечного кино неформалов, из которых на квартире Варвары Николаевны остаётся жить девушка Эля. Поначалу фильм, несмотря на атмосферу общей неустроенности, вообще воспринимается едва ли не как этакая «чёрная» комедия — чего стоят только меланхоличный показ двора на фоне валяющегося алкоголика, убийственно смешное безголосое блеяние «Аве Мария» или диалоги наподобие «Ты вчера же вроде другой был? — Так вчера у меня волосы были», но довольно быстро становится понятно, что смеяться тут не над чем, причём нагнетанию безнадёги способствуют не столько диалоги Варвары Николаевны про пережитые ужасы, сколько умелая подача режиссёром отсутствия взаимопонимания между людьми разных поколений и людей одного поколения — между собой, и всё это — на фоне тотального непонимания, кто мы, собственно, такие и какое место занимаем в этом мире. Изощрённая, сопровождающаяся тошнотворными презрительно-вежливыми взаимными выпадами ругань Бориса и Любы с лицемерным «Что, хочешь, чтоб ребенок слышал!» со стоящим в двух шагах и уже всё прекрасно понимающим семилетним Жорой. Простая, как мычание, брань Эдика и прячущаяся от его побоев Катя. Тусовщица Эля и совершенно не понимающая её Варвара Николаевна, которая к тому же не желает переезжать со своей квартиры, чего не понимают ни её сестра, ни давно мечтающий съехать от Любы Борис. Вроде бы «не от мира сего» Григорий Иванович, ругающийся с компанией алкоголиков. Милиционеры, не понимающие неформалов. Неформалы, не понимающие «всем неформалам неформала» — полусумасшедшего лысого бородача с мылом вместо динамита в чемодане. Наконец, потерянный и неприкаянный Жора, которого удивительным образом понимает разве что представительница самого старшего поколения Варвара Николаевна… Что за чернуха, спросите вы? Что за отделяющие всех от всех невидимые стены? Жили же в советское время люди — влюблялись, женились, счастливо жили вместе, ходили в походы, работали (в фильме нет ни одного персонажа, который бы работал), создавали шедевры искусства (до которых нам расти и расти)… Всё так, и спорить тут не с чем. Но можем ли мы винить режиссёра за упор на проблему нарастающей атомизации общества, разрыва всех межпоколенческих и внутрипоколенческих связей — явления, плоды которого мы пожинаем в предельно индивидуализированном обществе наших дней? Та же утрата незримого фундамента, объединяющего различные поколения — по фильму видно, что она намного серьёзнее, чем извечное брюзжание стариков «Ну и молодежь пошла», и является прямой иллюстрацией тезиса «Распалась связь времён». Неумолимое колесо истории. Вот добрейшая, родившаяся до революции Варвара Николаевна, выпестованную интеллигентность которой не искоренили ни проживание в коммунальной квартире бок о бок с алкоголиками, ни угрозы расстрела. Поворот колеса — и перед представитель уже послереволюционного поколения 20-х, тоже вроде бы безобиднейший чудаковатый Григорий Иванович — но уже никакой не интеллигент, и шелуха добродушия слетает с него в один миг, уступая место блатной ругани в адрес (ещё поворот колеса) рождённого в 50-е алкоголика Эдика, который не остаётся в долгу, отвечая точно теми же словечками, разве что посовременнее. К этому же поколению «внуков Октября, правнуков царизма» относятся и псевдоинтеллигенты Борис и Люба, неприкаянные люди, непонятно чем занимающиеся и непонятно чего ждущие от жизни, которых при разительном отличии от Эдика объединяет с ним отсутствие тех глубинных устоев, которые делают из человека подлинную личность. Ещё поворот колеса — и вот перед нами родившийся в начале 80-х угрюмый недолюбленный мальчик Жора, «сирый от сирых, неприкаянный от неприкаянных, усталый ещё в материнском лоне». Родителям, самим не знающим своего места в жизни, нечего ему дать, и сын подсознательно стремится к незнакомой старушке, которая несёт внутри себя потерянный смысл жизни, не понимая лишь, как передать его другим (оторванная от сердца икона помочь не в состоянии). А промежуточное поколение — тусовка поколения начала 70-х? Отбросив труп умершей идеологии, они лишь поменяли для себя её знак, пытаясь заполнить духовный вакуум тотальным нигилизмом и западными субкультурами. Как это помогает понять других, как это помогает найти себя? Вопрос риторический, ответ понятен. Кто мы? Куда мы идём? — словно спрашивает нас режиссёр, у которого на фоне застолья «мелодии и ритмы зарубежной эстрады» без перехода сменяются якобы «русской народной» песней «Ой, цветёт калина» из фильма «Кубанские казаки», «русского народного» в которой столько же, сколько христианской молитвы в упомянутых выше безголосых завываниях (этот вой у нас песней зовётся) на мотив «Аве Мария». Не зря в фильме фигурирует и кружок «русских народных танцев», в котором Борису совершенно все равно, что танцевать — хоть хороводную, хоть «7-40». Что изменилось с тех пор? Да ничего, кроме того, что дореволюционного поколения больше нет, и некому передать появившимся у поколения Жоры детям что-то, что позволило бы понять себя и других. Найти скрепляющее начало, способное превратить народ одиночек в единую нацию и создать тем самым прочный фундамент, без которого невозможно движение в будущее, нам, циникам и скептикам из страны невыученных уроков, предстоит самим и только самим.

8 из 10

www.kinopoisk.ru

Утоли моя печали...

Основное действие романа происходит в Москве 1899−1900 годов.

Глава первая

Наденька Олексина, младшая в семье, могла «стать балованной игрушкой» для старших братьев и сестёр, если бы на большую семью не свалилась череда несчастий. Сначала умерла мама, затем погиб на дуэли один из братьев. Старший брат, сбежавший из турецкого плена, застрелился, а сестра-народоволка подорвалась на бомбе, которую хотела бросить в губернатора. Не выдержав этих потрясений, умер отец.

В родовом имении Высоком остался Иван Олексин, потихоньку спивающийся из-за того, что его бросила невеста.

Наденьку воспитывала старшая сестра Варвара, жена миллионера Хомякова. Когда-то она вышла замуж за разорившегося купца и помогла ему подняться, заложив родовое имение.

Теперь Хомяковы жили в огромном московском особняке. Несмотря на богатство, в высшем обществе их не принимали: Хомяков был «из мужиков», а мать Варвары была крепостной. Наденьку Хомяков любил и считал своей воспитанницей.

Продолжение после рекламы:

В выпускном классе элитной женской гимназии Надя написала сказку, которую опубликовали в журнале. На волне успеха Наденька принялась строчить рассказы, но редакторы журналов отказались их публиковать. Хомяков считал, что Наденька исчерпала свой запас идей.

Литература — не сюжетики, литература — а русская в особенности — запас идей.

Вскоре Наденька поступила на частные курсы, где прослушала лекции о журналистике и твёрдо решила стать известной журналисткой.

В это время Наденька влюбилась в друга брата Георгия, подпоручика Одоевского. Георгий часто приводил приятеля к Хомяковым, но на Наденькин флирт он не поддавался, и та рыдала по вечерам в подушку. Сестра Варвара считала, что это счастливые слёзы, и «всё естественное — разумно», однако, не стоит строить семью на чувственном влечении.

Любовь есть невероятное по мощи влечение душ друг к другу. Душ, а не взыгравшей плоти.

Однажды дворецкий и доверенный человек Хомякова сообщил хозяину, что в пять часов утра из их дома вышел Одоевский. Горничная девушки Грапа была немедленно уволена, а Георгий, рискуя карьерой, вызвал Одоевского на дуэль.

Пуля Одоевского задела погон на плече Георгия, он же от выстрела отказался, за что был провозглашён героем. Хомяков сообщил обо всём генералу Фёдору Олексину — единственному из Олексиных, выбравшему придворную карьеру, из-за чего остальная семья относилась к нему с прохладцей. Генерал добился для брата перевода с повышением в чине.

Глава вторая

Для Нади наняли новую горничную, Феничку, с которой девушка быстро подружилась. Хомяков посчитал, что Наденька засиделась в девках, и решил устроить пышный рождественский праздник, чтобы подобрать для неё достойного жениха.

Наденька, притихшая и раскаявшаяся, не отказалась от мысли стать великой журналисткой.

Если русская литература заставила понять, что есть холоп и есть барин, то русская журналистика обязана заставить господ народный вой услышать.

Рождество Надя праздновать отказалась и уехала в Высокое, отмаливать прощение у могил родителей.

Брифли существует благодаря рекламе:

В Высоком тем временем объявился Беневоленский, муж Надиной сестры-народоволки, подорвавшейся когда-то на бомбе. Он сбежал из Якутии, с бессрочной каторги, и надеялся, что Олексины помогут ему с документами. Паспорт Беневоленскому выправил дворецкий, приехавший в поместье, чтобы организовать отдых для Наденьки.

Надя счастливо провела Рождество — украсила ёлку для крестьян, гадала с Феничкой в рождественскую ночь. Во время гадания надо было подслушивать под окнами, и Наденька услышала разговор между братом Иваном и Белеволенским, который заставил её задуматься. Беневоленский считал, что революция превратит русский народ в обезумевшую толпу.

Толпы ‹…› ринутся давить обидчиков, как только почувствуют безнака­занность. Поэтому бороться за свободу у нас можно только постепенно, только парламентским путём…

Утром Наденька узнала, что ночью кто-то украл игрушки с украшенной для крестьян ёлки. Праздник был безнадёжно испорчен, и девушка вернулась в Москву.

Поплакав на могиле родителей, Надя рассказала сестре правду: она не спала с Одоевским, он просто просидел всю ночь в её комнате в присутствии горничной. Сделала она это из-за непонятного каприза.

Глава третья

Москва ждала коронации очередного императора. Все приготовления московский генерал-губернатор поручил Фёдору Олексину. Тот стал часто бывать у Хомяковых и рассказывать о безволии и пристрастии к алкоголю будущего императора Николая II.

Наденька отказывалась от праздника, пока Фёдор не ввёл в дом Хомяковых немолодого и богатого холостяка Вологодова. Фёдор рассказал о народном гулянии на Ходынском поле, которое состоится в честь коронации и пройдёт под охраной полиции.

Праздник под надзором, ‹…›. Это действительно в русских традициях: веселись, но оглядывайся.

Этот разговор навёл Надю на мысль устроить на Масленицу маскарад. Девушка поспорила, что Вологодов её не узнает.

Надя решила, что все дамы и их горничные на маскараде будут в глухих масках, чтобы ей и Феничке было удобнее поменяться местами. На маскараде Феничка блистала в костюме Семирамиды, а девушка прислуживала дамам под личиной услужливой горничной.

Обман не удался — Вологодов узнал Наденьку.

Глава четвёртая

Развивать свой светский успех Надя отказалась, заявив, что хочет состояться как личность, а не найти богатого мужа.

Состоятельной является только состоявшаяся личность, а не чужое богатство, доставшееся по наследству.

Наступила весна. Целыми днями Надя и Феничка бродили по Москве, наблюдая, как артели рабочих украшают столицу для предстоящей коронации. Хомяков иронически считал все пышные приготовления судорогами «давно состарившегося русского самодержавия», а будущее России видел не в революции, а в экономических реформах.

Вологодов всё чаще появлялся у Хомяковых. Этот сдержанный человек, получивший в Англии образование и воспитание истинного джентльмена и переживший измену любимой, только сейчас понял, как одинок, и не упускал случая увидеть Надю.

Не подозревая о чувствах Вологодова, Наденька целыми днями пропадала на улицах, где познакомилась с нижегородским дворянином Иваном Каляевым. Девушки и молодой человек часто встречались. Надя показала ему город и познакомила с Хомяковыми.

Глава пятая

Чуть позже Хомяков познакомил Надю со своим старинным другом, известным журналистом и беллетристом Немировичем-Данченко.

Вологодов показал Наде, Феничке и Каляеву, как император прибывает на вокзал. Рассматривая пышный кортеж, Наденька ощутила священный трепет — на её глазах творилась История. Иван же назвал императорскую семью «немецкими курфюстами, дорвавшимися до русского престола».

История — душа народа. ‹…› Дух, а не форма. А у нас — форма, но уж никак не дух. В таком выражении история делается безнрав­ственной, ‹…› лживой и мёртвой.

Это высказывание Каляева показалось Наденьке злым и пафосным.

Глава шестая

Наденька перестала встречаться с Каляевым. Вместо прогулки по Москве, она отправилась на Патриаршьи пруды, где встретилась с Грапой, своей бывшей горничной, которую уволили из-за её каприза.

Коронацию Наде увидеть не удалось. Вечером Наденька и Хомяковы любовались иллюминацией московских улиц. В конце прогулки они встретили Немировича-Данченко и пригласили его на ужин, во время которого состоялся разговор о будущем России.

Хомяков считал, что в России нет равновесия между формой и содержанием — правящие круги поклоняются внешнему блеску и не видят народной нищеты. Это равновесие сложно восстановить постепенно, поэтому России грозит революция.

А толпа — всегда зверь. Скопище вмиг потерявших рассудок людей.

Надя спросила Немировича-Данченко, не составит ли он ей протекцию, как знаменитый журналист. Тот отказал, добавив, что барышни берут интервью только в Америке, а Наденька — «сказочница и по письму, и по натуре», вот пусть сказки деткам и пишет.

Глава седьмая

На следующий вечер Хомяковы отправились в Большой театр, где должно было состояться представление в присутствии императора. Надя же решила отправиться на Ходынское поле, потолкаться среди простого народа, написать отличную статью и доказать Немировичу-Данченко, что девица может стать журналистом.

На Ходынку Феничка и Надя, переодевшаяся гувернанткой, отправились ночью, хотя раздача императорских подарков и гуляние было назначено на десять часов утра. В глубоком овраге позади поля девушки обнаружили множество людей, тоже пришедших заранее и ночевавших у костров.

Побродив между костров до рассвета и наслушавшись разговоров, девушки решили вернуться домой. Они поднялись на Ходынку и оказались между двумя массами людей — одна поднималась из оврага, а другая шла из Москвы. Надю оторвало от Фенички, закрутило и сжало с неимоверной силой.

Масса людей со своими характерами, походкой, лицом, темпераментом, возрастом, наконец, превратилась в Живое Безголовое Чудовище, клеточкой которого стал каждый человек…

Человеческие течения увлекали Надю за собой. Она бежала в плотно сомкнутом ряду, мелко семеня, чтобы не упасть — падение означало смерть. Тысячи шаркающих ног поднимали над Ходынкой тучу мелкой пыли, которая мешала дышать.

Через некоторое время толпа выбросила уже почти ничего не понимающую Надю к горе трупов и ещё живых людей. Обойти её было невозможно, и девушка поползла по головам и спинам, а руки умирающих хватали её за одежду, волосы. Из последних сил, полуголая, девушка забралась под балаган и потеряла сознание.

А Феничку задавили в узком проходе между буфетами.

Глава восьмая

В театре Фёдор рассказывал Хомяковым о бесхребетном императоре с бегающими глазами, который слушается всех, и особенно своего родственника, московского генерал-губернатора.

В конце вечера стало известно, что обер-полицмейстер просил у генерал-губернатора солдат, чтобы окружить Ходынское поле, но тот выделил лишь взвод казаков — остальные войска были задействованы в парадах и смотрах. Утром он выделил ещё три нестроевых роты под командованием Николая Олексина, одного из братьев Наденьки, и запретил беспокоить императора.

Чего нет в утверждённом государём императором расписании коронационных торжеств, того нет вообще. Не существует…

Немирович-Данченко долго не мог поверить слухам о дикой давке на Ходынке, но вскоре увидел всё собственными глазами.

Трупы к этому времени были убраны, играл оркестр, в балаганах выступали клоуны, а помятые люди с отсутствующими лицами сидели на траве и молчали. Журналист заглянул в овраг позади поля и обомлел — он был полон раздавленных людей с синими лицами.

Знакомый клоун шепнул журналисту, что под балаганом лежит тело женщины, судя по белью, знатной. Вскоре Немирович-Данченко и Николай Олексин извлекли из-под балагана бесчувственную, чуть живую Наденьку.

Глава девятая

Доставив Наденьку в больницу, Немирович-Данченко сообщил о трагедии Хомяковым. Все последующие дни Варвара провела у постели сестры. Между тем журналист с Иваном Каляевым разыскивали тело Фенички. Вид сотен трупов сильно повлиял на Ивана — он ходил вдоль рядов с гробами и твердил: «Запомню. Уж это я запомню…».

Физических повреждений у Наденьки не нашли, но её нервная система сильно пострадала. Девушка не могла избавиться от воспоминаний о Ходынке.

Все органы чувств предали её, не подчинялись ей более и всячески напоминали ей, их хозяйке, о своих оскорблённых ощущениях.

Девушка научилась спасаться в воспоминаниях о своём детстве. С окружающими она не разговаривала и почти не спала — боялась, что ей присниться Ходынка. Она сознавала, что Фенички больше нет, но у неё ещё не было сил на терзания совести. Надя надолго погрузилась в состояние беспредельного ужаса.

А торжества по случаю коронации шли своим ходом, и вся Европа изумлялась «свинцовому безразличию» русского императора.

Глава десятая

Через несколько дней к Хомяковым явилась Грапа и попросила нанять её сиделкой. Скрепя сердце, Хомяков согласился, и Грапа поселилась в больнице, сменив Варвару.

Иван Каляев считал, что в Ходынской трагедии виноват московский генерал-губернатор.

Презумпция невиновности для общенацио­нальных трагедий существовать не должна.

Присутствие Грапы принесло Наденьке ощущение надёжности и покоя. Девушка смогла уснуть. Она всё больше погружалась в детские воспоминания и копила силы, чтобы пережить случившееся.

Глава одиннадцатая

Феничку похоронили. На отпевании Хомяков заметил, как изменился Иван Каляев — «в юноше уже образовалось нечто новое, что так просто зарубцеваться не могло». Хомяков решил серьёзно с ним поговорить, чтобы уберечь от ошибок.

После похорон к Хомяковым явился Фёдор, не подозревающий, что случилось с его младшей сестрой. Голова Фёдора была занята расписанием императорских развлечений, в котором не нашлось времени для посещения кладбища невинных жертв. Он так и не смог понять, как сильно пострадала Наденька.

Лечивший Надю профессор Пирогов считал, что девушка находится «в состоянии активного самоистязания» и винит себя в гибели Фенички. Чтобы придти в себя, ей надо выплакаться, но даже после этого девушка не станет прежней.

Всю глубину Надиной болезни понимал только влюблённый в неё Вологодов.

Вологодов ‹…› целыми днями пропадал в хомяковском доме, потому что отсюда ушла и сюда должна была вернуться его вторая и последняя любовь.

Глава двенадцатая

Каждый год Варвара отмечала годовщину смерти своей матери. В этом году она отменила поездку в поместье на могилы родителей, ограничилась панихидой.

Перед отъездом в Санкт-Петербург Иван Каляев явился попрощаться с Хомяковым. В петербургском университете он надеялся найти единомыш­ленников, считающих, что надо менять форму, задавившую содержание. Хомяков понял, что опоздал с разговором — Иван повзрослел за считанные дни, и отговаривать его бесполезно.

Приехал старший брат Наденьки, мудрый толстовец, попробовал поговорить с сестрёнкой о душе, которая у неё так болела.

Тело — форма. Душа — содержание. И прекрасная форма может оказаться пустой, и великая душа прозябать в гнилом срубе.

Наденька не нашла утешения в разговоре со старшим братом.

Братья Олексины решили забрать сестру домой, надеясь, что в родных стенах ей станет лучше.

Глава тринадцатая

Братья ошиблись: Надя была не готова к встрече с памятью о Феничке и впала в апатию, спасаясь от мук совести, ведь горничная погибла из-за её каприза. Она немного оживилась, узнав, что в Москву вместе с Иваном приехал Беневоленский. Надя сравнивала себя со своей сестрой, женой Беневоленского, упавшей на бомбу, чтобы спасти детей губернатора. Но Беневоленский не смог найти нужных слов и разубедить Надю, считавшую, что…

Жестокость, ложь и хищная, звериная, ненасытная жадность — вот три кита, на которых стоит мир. И стоять будет, пока сам себя не растопчет.

Девушка попросила удержать Ивана Каляева, который, в отличие от сестры-народоволки, сможет растоптать этот мир.

Расшевелить Наденьку смогла только жена брата Николая. Эта недалёкая мещаночка напомнила Наденьке о влюблённом в неё мужчине. Девушка встретилась с Вологодовым, который немедля предложил ей руку и сердце.

Глава четырнадцатая

Надя попросила у Вологодова время на размышления, а когда он, счастливый, ушёл, она со вздохом сказала: «Форму он любит… Значит, меня нет». Варвара поняла, что Надя боится принести Вологодову несчастье, как принесла его Феничке.

Вологодов уговорил Варвару отвезти сестру к опальному старцу Епифанию, сосланному в Соловецкий монастырь.

Этим летом Варвара впервые не поехала к сыновьям, которые жили и учились в Европе. Она отправила вместо себя мужа, а сама в сопровождении Вологодова повезла Надю в Соловецкий монастырь.

Узнав, что Хомяков едет в Европу, Беневоленский попросил взять его с собой. Он поклялся, что не является сторонником террора, а исповедует «поэтапное разрушение существующего строя».

На первом этапе — конститу­ционная монархия, на втором — буржуазная республика. Без бомб, револьверов и террора, а, по-английски, путём парламентской борьбы.

Хомяков провёз Беневоленского через границу, как представителя своей фирмы.

Из Архангельска Надю переправили на Соловецкий остров. Перед этим девушка сказала Варваре, что сохранила разум, пожертвовав своими амбициями. Теперь она мечтает лишь о хорошем муже и здоровых детях, позаимствовав эту мечту у Фенички.

Епифаний, маленький, седенький старичок, запер Надю в глухой келье наедине с иконой Пресвятой Ярославской Заступницы и Утешительницы «Утоли моя печали». Только здесь Наденька смогла заплакать.

Рыдая, она вернулась к сестре, а когда успокоилась, согласилась стать женой Вологодова.

Эпилог

Надя стала строгой, неулыбчивой и очень религиозной. Вологодов любил её и всю жизнь надеялся, что Наденькина душа воскреснет, но чуда не произошло.

Бомба есть бомба, даже тогда, когда её накрывают собственным телом.

Хомяков подружился с Беневоленским, и вскоре его особняк начали посещать таинственные гости. Варвара перестала доверять мужу и вскоре с ним рассталась, а сыновья приняли её сторону. Оставшись один, Хомяков перебрался в Швейцарию, где застрелился.

Григорий Олексин подал в отставку, уехал воевать в Южную Африку и погиб в бою.

«Дело о трагических последствиях вследствие недоста­точного соблюдения порядка при раздаче подарков на Ходынском поле» было спущено на тормозах и списано в архив.

Персоны первого и второго классов Табели о рангах никогда не были, да и не могли быть повинными в чём бы то ни было.

Иван Каляев стал боевиком и убил виновника Ходынской трагедии, московского генерал-губернатора. Его арестовали на месте убийства и через несколько месяцев повесили.

В день его казни дочке Наденьки, Калерии Вологодовой, исполнилось пять лет…

briefly.ru


Смотрите также