Род и рожаницы


Род и Рожаницы

Вторым этапом (по версии Б. Рыбакова, не поддерживаемой многими другими исследователями) славянских верований является культ Рода и Рожаниц. Вера народа в эти божества, похоже, была повсеместна, устойчива и неистребима. Упоминания об этих божествах встречаются во многих древнеславянских рукописях. 

До наших дней дошла даже календарная дата празднеств и пиров в честь рожаниц — 8 сентября/21 сентября, день Рождества Богородицы. Чтобы народ признал церковные праздники; Церковь примирилась с «бесовской» трапезой в честь Рода и рожаниц. К сожалению, в дошедших до нас письменных памятниках не раскрывается сущность тогдашних представлений о Роде: вопрос о почитании Рола и рожаниц — самый темный и запутанный. Первое упоминание о Роде и рожаницах — это «Слово святого Григория, изобретено в толцеях о том, како первое Погани суще языци кланялися идолом и требы им клали; то и ныне творят» (для краткости его называют «Слово об идолах»). Предполагается, что «Слово об идолах» было написано в начале XII в. на корабле, плывшем по Эгейскому морю в Константинополь через Афон. Русский автор пользовался греческим текстом 39-го слова Григория Богослова «На святые светы явлений господних», которое он сокращенно перевел и дополнил своими наблюдениями о русском язычестве. Это произведение очень ценно для истории русского язычества. Особенно интересна периодизация славянских верований, приведенная автором «Слова об идолах». Если перечислить этапы славянского язычества, упоминаемые там, в хронологическом порядке, то мы получим следующий список: Славяне первоначально «клали требы* упырям и берегиням». Под влиянием средиземноморских культов славяне «начали трапезу» ставити Роду и рожаницам». Появляется культ Перуна (возглавившего список других богов). По принятии христианства «Перуна отринуша», но «отай» (в тайне) молились как множеству богов, возглавляемому Перуном, так и более древним — Роду и рожаницам. Этот перечень интересен, прежде всего, своей самостоятельностью и тем, что он не приноровлен ни к библейским, ни к византийским сказаниям. Автор «Слова об идолах» приводит систему воззрений наших предков на мир, построенную из трех элементов: силы зла, силы добра и людей, приносящих жертвы тем и другим. Эпоха Рода поставлена в этом списке между далекой первобытностью и эпохой Перуна (дружинным язычеством зарождающегося феодального государства). Она продолжалась довольно длительный промежуток времени перехода от охоты и рыболовства к земледелию и скотоводству. Важно, что автор «Слова об идолах» считал культ Рода одной из мировых религий, которая некогда господствовала в Египете, Вавилоне, Греции, Риме и славянском мире. Он сопоставляет Рода с египетским богом Осирисом. В одном из списков «Слова об идолах» (Паисиевском) есть дополнение, где Род и рожаница уподоблены эллинским Артемиду и Артемиде. Однако в античной мифологии не существует бога Артемида: единственное мужское божество, близкое Артемиде, —это ее брат Аполлон. Итак, в поисках аналогий Роду автор обращается не к мелким божествам, а к божествам наивысшего ранга. Иногда Рода считают божеством, воплощающим единство рода) единство потомков одного предка, ограничивая его рамками одной семьи. Порою он рассматривается старшим над рожаницами, но, опять-таки, в пределах только одной семьи или одного княжеского дома. Тем самым принижается роль центрального персонажа славянской мифологии. По представлениям древних славян, с верой в Рода и рожаниц соединялась идея судьбы, предопределения. Случайности, подстерегающие человека, не могли не поражать его фантазию — тем более, что в первобытном своем состоянии он всецело отдавался матери-природе, и все, что ни случалось с ним, объяснял влиянием добрых или враждебных сил, действующих на него извне. По мнению древних, жизнь, со всеми ее радостями и бедами, уже наперед определялась при самом рождении младенца. На такую связь Рода и рожаниц с судьбою указывает народная поговорка: Так ему на роду написано! Несомненно, что славянское понятие, обозначенное словом Род, включало в себя идею плодородия, урожая (на это указывают слова с корнем «род» — «рож»). Для славян, занимающихся земледелием, было совершенно естественно сочетать в одном понятии судьбу и урожай, ибо их судьба напрямую зависела от урожая. Поэтому Рода надо расценивать как очень значительное божество плодородия, повелевающее землей. В одной русской рукописи XVI в. говорится: «то ти не Род седя на воздухе мечет на землю груды и в том рождаются дети». Таким образом, Род выступает не в качестве олицетворения рода, а как сам Создатель. Язычники именно Рода считали создателем новой жизни на Земле. Для того чтобы родились дети, языческий бог должен сбрасывать с неба какие-то «груды», способствующие рождению. Наиболее вероятно, что это слово означало просто дождевые капли (»грудие» – капли, «грудие росное» — капли росы, «градные груды» – дробинки града). Рукопись же эта опровергает мнение язычников, что возникновение жизни на земле производится Родом, орошающим Землю небесными каплями, вследствие чего рождаются дети. Здесь Род выглядит Зевсом, сошедшим к Данае золотым дождем. Далее Род представляется не только продолжателем жизни, но и творцом мира: «Всем бо есть творец бог, а не Род». Ценным свидетельством о значимости Рода и рожаниц является «Слово Исайи пророка, истолковано святым Иоанном Златоустом о поставляющих вторую трапезу Роду и рожаницам». Это поучение посвящено исключительно культу Рода и рожаниц. Считается, что «Слово Исайи пророка» создано не позже середины XII в., близко по времени к «Слову об идолах». «Слово Исайи пророка» представляет собой сокращенный пересказ 65-й главы Книги пророка Исайи, входящей в Библию. Смысл создания этого произведения заключался только в том, чтобы обрушить всю тяжесть библейских проклятий на Рода и его двух рожаниц. Автор приравнивает Рода к могущественному Ваалу, «шествующему по небесам», Род рассматривается как соперник библейско-христианского Бога-Отца — создателя всего сущего на Земле. Примечательно упоминание неизвестного автора о том, что, по мнению язычников, Род «сидит на воздухе», т. е. находится где-то на небе, в божественной сфере. Этим еще раз Род уравнивается с Ваалом, «ездящим на облаке». Интересно рассмотреть древнерусские слова, содержащие корень «род». Ранее уже упоминалась первая группа слов, связанных с понятием родства и рождения: род, народ, родичи, родня, родина, рождать, природа, урожай. Кроме названной группы слов, существуют слова с этим корнем — это обозначение воды, водного источника — «родища», родника, а также и цветов, растущих около воды, — лилий (»родий»). И последняя группа слов, объединенная смысловым понятием: огненное, красное пламенеющее, молниеподобное: родиа — молния; рдеть, рьяный—красный, краснеть, родь-ство — геена огненная (»родьство огньное» — так переводили понятие пекла славянские переводчики в разных городах и в разные века), родиа — плод граната. Слова-омонимы, обозначающие молнию и плод граната, позволяют уяснить, о какой именно молнии идет речь, — красному круглому гранату подобна лишь шаровая молния. Связь Рода с молнией и громом объясняет нам афоризм Даниила Заточника: «Дети бегают рода, а господь пьяного человека». Таким образом, Род предстает перед нами всеобъемлющим божеством Вселенной со всеми ее мирами: верхним, небесным, откуда идет дождь и летят молнии; средним миром — природы и рождения; и нижним — с его «огненным родством». Теперь становится понятным противопоставление Рода христианскому богу, вседержителю Вселенной Саваофу. В ранних переводах библейской книги Бытия, в которой повествуется о сотворении мира, именуется «Родьство», а бог-творец — «рододелатель». А что же неизменные спутницы Рода — рожаницы? Как могло получиться, что Род, равный христианскому божеству — Творцу Вселенной, в источниках всегда упоминается с рожаницами — божествами меньшими по масштабу? Ответ можно получить, если вспомнить античных мойр, с которыми часто сопоставляют рожаниц: ведь мойры — богини судьбы человека были дочерьми Зевса и Фемиды. Зевс повелевал миром, а мойры выражали волю богов, прядя нить жизни или обрывая ее в назначенный срок. Мойры так же относятся к Зевсу, как, например, христианские ангелы-хранители — к Саваофу. Благодаря этим сопоставлениям становится более понятной связь Рода и рожаниц. Культ рожаниц как женских божеств, покровительствующих рождению, должен был быть многозначным, в нем объединялись и черты культа общей плодовитости (людей, промысловых зверей, домашнего скота), и представления земледельцев о богинях урожая. Может быть, корни культа рожаниц надо искать в древних верованиях праславян в оберегающие силы — берегини. С культом рожаниц могли быть связаны мифы охотничьих народов о двух небесных хозяйках, полуженщинах-полулосихах, рождающих всех земных лосей и оленей на потребу людям и волкам. Рожаниц, очевидно, было две. Именно две «рожаницы»- лосихи (мать и дочь) в сибирских охотничьих мифах, две богини наполняют все трипольское земледельческое искусство. Две богини, мать и дочь, присутствуют и в греческой мифологии: Деметра и Персефона – южная пара, Лето и Артемида — северная пара, к которой близка славянская пара «рожаниц» — Лада и Леля, в свою очередь, сближающаяся с литовской Великой Ладой (Дидис Лада). Культ рожаниц отличался от остальных языческих обрядов прежде всего своей явностью, открытостью, торжественными пирами в честь богинь, частично замаскированными празднествами Рождества Богородицы. Принявшие христианство русские люди Х1-Х11 вв. все еще, по свидетельству автора «Слова об идолах», устраивали трапезы Роду и рожаницам с соблазняющей всенародностью; в противоположность этому «кладение треб» другим языческим богам производилось тайно. Во всех христианских поучениях против язычества все славянские божества упоминаются обычно общим перечнем, но Род и рожаницы всегда выделяются особо. К трапезам в честь этих божеств авторы поучений возвращаются повторно. Эти языческие пиры занимали видное место. Рожаничные трапезы особенно тревожили церковников как самое заметное и неистребимое проявление язычества. Календарное место праздника рожаниц в годовом цикле объясняет его значение и торжественность рожаничных пиршеств. День Рождества Богородицы для всех восточнославянских областей — это праздник урожая, праздник завершения главнейшего цикла земледельческих работ. Страда закончена, хлеб — в закромах, урожай окончательно известен. Именно этот урожайный характер праздника и определял состав яств на рожаничных трапезах: хлеб, каши из разных круп, сыр, творог и хмельной мед. Вплоть до наших дней православная Церковь на праздник Рождества Богородицы производит «благословение хлебов». Таким образом, языческая сущность праздника вошла в конце концов в церковную практику. Ритуальные пиры в честь Рода и рожаниц, по-видимому, происходили так: после уборки урожая устраивалось «собрание», на котором пелись песни, порицаемые церковниками, поедались кушания из продуктов земледелия и холили по кругу чаши с медом. Древний праздник Рода и рожаниц стал «второй трапезой», организуемой после церковного дня — вероятно, на следующий день, 9 сентября.

Итак, главный праздник Рода и рожаниц был общественным осенним праздником урожая. Вторично Рода и рожаниц чествовали на Рождество Христово (после 25 декабря). Оба эти приурочения к христианским праздникам объясняются не только вполне понятными и очень древними представлениями о необходимости благодарить богов за урожай и о зимнем солнцестоянии как переломном моменте зимы, но и тем, что и в том и в другом случаях в христианской мифологии действуют «рожаницы» — рожающие богини. В первом случае — это Анна, родившая Марию, а во втором — Мария, родившая Иисуса. Христианские персонажи легко слились с древними языческими рожаницами, что и позволяло широко праздновать древнее благодарственное моление под прикрытием церковных обрядов. 

Похожие статьи:

Художественные фильмы → Сага древних булгар.Лествица Владимира Красное Солнышко (2004) DVDRip

История → Русская вера!

События → Под Калугой отдыхающие растащили капище Родноверов

Боги, духи и существа → О РОДичах, приРОДных взаимодействиях и эгрегора

История → Ведическая культура славян ариев

Рейтинг

последние 5

Александр Михаил Kupava Вадим Истархов Ares

slavyanskaya-kultura.ru

Праздник Род и Рожаницы

Древние славяне были невероятно религиозными людьми, для них поклонение языческим богам, различные подношения и даже жертвоприношения было обязательной и неотъемлемой частью жизни. Разгневать богов боялся каждый, все от мала до велика, во время различных славянских праздников молились богам и просили их о своей милости. У каждого божества был свой отдельный праздник, занимающий особое место в славянском календаре наших предков.

Одним из почитаемых и важных осенних праздников славян было 8 сентября праздник Рода и Роженицы. К этому времени наши прародители уже завершали сбор урожая, заканчивались все обязательный и тяжелые сельскохозяйственные и земледельческие работы на полях, которые обеспечивали беззаботную жизнь для древнеславянских семей на зимний период.

Каждый славянский праздник имеет свою мифологию и свой сакральный смысл, не исключением является и праздник Рода и Роженица. По своей мифологии Род и Роженица это два невероятно сильных духа, которые стоят на защите семей от различных горестей и напастей. Этот праздник сумел преодолеть немало веков и перекочевать в христианство, правда, в наше время этот праздник называют Рождеством Богородицы.

Какой силой наделен праздник?

Как уже упоминалось выше Род это один из богов языческой культуры, наделенный недюжинной силой. Он является покровителем всего рода, начиная от самых истоков, самых древних прародителей и вплоть до будущих поколений. Род – это символ единства одной семьи!

Наши прародители верили, что души умерших родственников всегда оберегают и защищают их от невзгод, поэтому при любых проблемах просили о помощи и заступничестве, вследствие этого культ предков был развит на очень высоком уровне. Особенно уважались старейшины в деревне, которые могли рассказать историю не только своей семьи, но и историю народа.

Роженицы по своей мифологии очень схожи с греческими сестрами-мойрами, которые в своих руках сосредотачивали судьбы людей. Древние славяне верили, что именно роженицы отвечают за судьбу новорожденного ребеночка и способны защитить его от всех болезней и несчастий.

Что представлял собой праздник Рода и Роженицы?

                Этот праздник был в большей степени женским, ведь только с женщиной связывали продолжение рода. Существовали обязательные обряды, которые мамы проводили над своими детьми, дабы защитить их от всего дурного и плохого, от болезней и темных сил.

В этот день женщины поклонялись и прославляли не только Род и Роженицу, но и богиню Ладу и Лель. Далее проводилось несколько обязательных символических обрядов, первый «похороны мухи». Для этого специально ловили любую мошкару (муха, оса, таракан и т.д.) ее клали в заранее подготовленный гробик из моркови и закапывали в поле. Этот обряд служил символом окончания теплого времени для всех насекомых и приближения зимы.

Следующим не менее важным ритуалом празднования была охота на «лосих». Из молодых девушек деревни выбирались две, которые переодевались в маскарадные костюмы лосих и убегали от юношей-охотников. Те же в свою очередь старались поймать их как можно быстрее. Одну из «лосих» отпускали сразу, а вот вторую приводили на капище, ругали ее за то, что она так сильно измотала охотников, а после также отпускали.

После чего все участники празднества собирались за одним столом и пировали. Обязательными блюдами в этот день были блюда с творогом, яйцами, сыром, а также разнообразные мясные блюда и, конечно же, каши. После трапезы, ближе к вечеру начиналось настоящее веселье, водились хороводы, а центре такого круга обязательно сидела старшая из женщин деревни, а в руках она держала свежеиспеченный овсяный хлеб. После того как танцы были окончены хлеб раздавался каждому и имел он целебную силу.

slavyanskieoberegi.ru

Род и Рожаницы.

Вторым этапом славянских верований является культ Рода и рожаниц. Вера народа в эти божества, похоже, была повсеместна, устойчива и неистребима. Упоминания об этих божествах встречаются во многих древнеславянских рукописях. До наших дней дошла даже календарная дата празднеств и пиров в честь рожаниц — 8 сентября/21 сентября, день Рождества Богородицы. Чтобы народ признал церковные праздники, Церковь примирилась с «бесовской» трапезой в честь Рода и рожаниц. К сожалению, в дошедшую до нас письменных памятниках не раскрывается сущность тогдашних представлений о Роде: вопрос о почитании Рода и рожаниц — самый темный и запутанный. Первое упоминание о Роде и рожаницах — это «Слово святого Григория, изобретено в толцеях о том, како первое погани суще языци кланялися идолом и требы им клали; то и ныне творят» (для краткости его называют «Слово об идолах»). Предполагается, что «Слово об идолах» было написано в начале XII в. на корабле, плывшем по Эгейскому морю в Константинополь через Афон. Русский автор пользовался греческим текстом 39-го слова Григория Богослова «На святые светы явлений господних», которое он сокращенно перевел и дополнил своими наблюдениями о русском язычестве. Это произведение очень ценно для истории русского язычества. Особенно интересна периодизация славянских верований, приведенная автором «Слова об идолах». Если перечислить этапы славянского язычества, упоминаемые там, в хронологическом порядке, то мы получим следующий список:

1. Славяне первоначально «клали требы* упырям и берегиням». 2. Под влиянием средиземноморских культов славяне начали трапезу* ставити Роду и рожаницам». 3. Появляется культ Перуна (возглавившего список других богов). ляемому Перуном, так и более древним — Роду и рожаницам. Этот перечень интересен, прежде всего, своей самостоятельностью и тем, что он не приноровлен ни к библейским, ни к византийским сказаниям. Автор «Слова об идолах» приводит систему воззрений наших предков на мир, построенную из трех элементов: силы зла, силы добра и людей, приносящих жертвы тем и другим. Эпоха Рода поставлена в этом списке между далекой первобытностью и эпохой Перуна (дружинным язычеством зарождающегося феодального государства). Она продолжалась довольно длительный промежуток времени перехода от охоты и рыболовства к земледелию и скотоводству. Важно, что автор «Слова об идолах» считал культ Рода одной из мировых религий, которая некогда господствовала в Египете, Вавилоне, Греции, Риме и славянском мире. Он сопоставляет Рода с египетским богом Осирисом**. В одном из списков «Слова об идолах» (Паисиевском) есть дополнение, где Род и рожаница уподоблены эллинским Артемиду и Артемиде. Однако в античной мифологии не существует бога Артемида: единственное мужское божество, близкое Артемиде**, — это ее брат Аполлон**. Итак, в поисках аналогий Роду автор обращается не к мелким божествам, а к божествам наивысшего ранга. Иногда Рода считают божеством, воплощающим единство рода, единство потомков одного предка, ограничивая его рамками одной семьи. Порою он рассматривается старшим над рожаницами, но, опять-таки, в пределах только одной семьи или одного княжеского дома. Тем самым принижается роль центрального персонажа славянской мифологии. По представлениям древних славян, с верой в Рода и рожаниц соединялась идея судьбы, предопределения. Случайности, подстерегающие человека, не могли не поражать его фантазию — тем более, что в первобытном своем состоянии он всецело отдавался матери-природе, и все, что ни случалось с ним, объяснял влиянием добрых или враждебных сил, действующих на него извне. По мнению древних, жизнь, со всеми ее радостями и бедами, уже наперед определялась при самом рождении младенца. На такую связь рода и рожаниц с судьбою указывает народная поговорка: Так ему на роду написано! Несомненно, что славянское понятие, обозначенное словом Род, включало в себя идею плодородия, урожая (на это указывают слова с корнем «род» — «рож»). Для славян, занимающихся земледелием, было совершенно естественно сочетать в одном понятии судьбу и урожай, ибо их судьба напрямую зависела от урожая. Поэтому Рода надо расценивать как очень значительное божество плодородия, повелевающее землей. В одной русской рукописи XVI в. говорится: «то ти не Род седя на воздухе мечет на землю груды и в том раждают-ся дети». Таким образом, Род выступает не в качестве олицетворения рода, а как сам Создатель. Язычники именно Рода считали создателем новой жизни на Земле. Для того чтобы родились дети, языческий бог должен сбрасывать с неба какие-то «груды», способствующие рождению. Наиболее вероятно, что это слово означало просто дождевые капли («грудие» — капли, «грудие росное» — капли росы, «градные груды» — дробинки града). Рукопись же эта опровергает мнение язычников, что возникновение жизни на земле производится Родом, орошающим Землю небесными каплями, вследствие чего рождаются дети. Здесь Род выглядит Зевсом**, сошедшим к Данае** золотым дождем. Далее Род представляется не только продолжателем жизни, но и творцом мира: «Всем бо есть творец бог, а не Род». Ценным свидетельством о значимости Рода и рожаниц является «Слово Исайи пророка, истолковано святым Иоанном Златоустом о поставляющих вторую трапезу Роду и рожаницам». Это поучение посвящено исключительно культу Рода и рожаниц. Считается, что «Слово Исайи пророка» создано не позже середины XII в., близко по времени к Слову об идолах». «Слово Исайи пророка» представляет собой сокращенный пересказ 65-й главы Книги пророка сайи, входящей в Библию. Смысл создания этого произведения заключался только в том, чтобы обрушить всю тяжесть библейских проклятий на Рода и его двух рожаниц, ^втор приравнивает Рода к могущественному Ваалу**, «ше ствующему по небесам», Род рассматривается как соперник библейско-христианского Бога-Отца — создателя всего сущего на Земле. Примечательно упоминание неизвестного автора о том, что, по мнению язычников, Род «сидит на воздухе», т. е. находится где-то на небе, в божественной сфере. Этим еще раз Род уравнивается с Ваалом, «ездящим на облаке». Интересно рассмотреть древнерусские слова, содержащие корень «род». Ранее уже упоминалась первая группа слов, связанных с понятием родства и рождения: род, народ, родичи, родня, родина, рождать, природа, урожай. Кроме названной группы слов, существуют слова с этим корнем — это обозначение воды, водного источника — «родища», родника, а также и цветов, растущих около воды, — лилий («родий»). И последняя группа слов, объединенная смысловым понятием: огненное, красное пламенеющее, молниеподобное: родиа — молния; рдеть, рдяный— красный, краснеть, родь-ство — геена огненная («родьство огньное» — так переводили понятие пекла славянские переводчики в разных городах и в разные века), родиа — плод граната. Слова-омонимы, обозначающие молнию и плод граната, позволяют уяснить, о какой именно молнии идет речь, — красному круглому гранату подобна лишь шаровая молния. Связь Рода с молнией и громом объясняет нам афоризм Даниила Заточника: «Дети бегают рода, а господь пьяного человека». Таким образом, Род предстает перед нами всеобъемлющим божеством Вселенной со всеми ее мирами: верхним, небесным, откуда идет дождь и летят молнии; средним миром — природы и рождения; и нижним — с его «огненным родством». Теперь становится понятным противопоставление Рода христианскому богу, вседержителю Вселенной Саваофу. В ранних переводах библейской книги Бытия, в которой повествуется о сотворении мира, именуется «Родьство», а бог-творец — «рододелатель». А что же неизменные спутницы Рода — рожаницы? Как могло получиться, что Род, равный христианскому божеству — Творцу Вселенной, в источниках всегда упоминает ся с рожаницами — божествами, меньшими по масштабу? Ответ можно получить, если вспомнить античных мойр**, с которыми часто сопоставляют рожаниц: ведь мойры — богини судьбы человека, были дочерьми Зевса и Фемиды. Зевс повелевал миром, а мойры выражали волю богов, прядя нить жизни или обрывая ее в назначенный срок. Мойры также относятся к Зевсу, как, например, христианские ангелы-хранители—к Саваофу. Благодаря этим сопоставлениям становится более понятной связь Рода и рожаниц.

Культ рожаниц как женских божеств, покровительствующих рождению, должен был быть многозначным, в нем объединялись и черты культа общей плодовитости (людей, промысловых зверей, домашнего скота), и представления земледельцев о богинях урожая. Может быть, корни культа рожаниц надо искать в древних верованиях праславян в оберегающие силы — берегини. С культом рожаниц могли быть связаны мифы охотничьих народов о двух небесных хозяйках, полуженщинах-полулосихах, Рождающих всех земных лосей и оленей на потребу людям и волкам.

ство. Две богини, мать и дочь, присутствуют и в греческой мифологии: Деметра** и Персефона** — южная пара, Лето** и Артемида — .Ссеверная пара, к которой близка славянская пара «рожаниц» — Лада и Леля, в свою очередь, сближающаяся с литовской Великой Ладой (Дидис Лада). Культ рожаниц отличался от остальных языческих обрядов прежде всего своей явностью, открытостью, торжественными пирами в честь богинь, частично замаскированными празднествами Рождества Богородицы. Принявшие христианство русские люди ХІ-ХІІ вв. все еще, по свидетельству автора «Слова об идолах», устраивали трапезы Роду и рожаницам с соблазняющей всенародностью; в противоположность этому «кладение треб» другим языческим богам производилось тайно. Во всех христианских поучениях против язычества все славянские божества упоминаются обычно общим перечнем, но Род и рожаницы всегда выделяются особо. К трапезам в честь этих божеств авторы поучений возвращаются повторно. Эти языческие пиры занимали видное место. Ро-жаничные трапезы особенно тревожили церковников как самое заметное и неистребимое проявление язычества. Календарное место праздника рожаниц в годовом цикле объясняет его значение и торжественность рожаничных пиршеств. День Рождества Богородицы для всех восточнославянских областей — это праздник урожая, праздник завершения главнейшего цикла земледельческих работ. Страда закончена, хлеб — в закромах, урожай окончательно известен. Именно этот урожайный характер праздника и определял состав яств на рожаничных трапезах: хлеб, каши из разных круп, сыр, творог и хмельной мед. Вплоть до наших дней православная Церковь на праздник Рождества Богородицы производит «благословениехлебов». Таким образом, языческая сущность праздника вошла в конце концов в церковную практику. Ритуальные пиры в честь Рода и рожаниц, по-видимому, происходили так: после уборки урожая устраивалось «собрание», на котором пелись песни, порицаемые церковниками, поедались кушания из продуктов земледелия и ходили по кругу чаши с медом. Древний праздник Рода и рожаниц стал «второй трапезой», организуемой после церковного дня — вероятно, на следующий день, 9 сентября.

Итак, главный праздник Рода и рожаниц был общественным осенним праздником урожая. Вторично Рода и рожаниц чествовали на Рождество Христово (после 25 декабря). Оба эти приурочения к христианским праздникам объясняются не только вполне понятными и очень древними представлениями о необходимости благодарить богов за урожай и о зимнем солнцестоянии как переломном моменте зимы, но и тем, что и в том и в другом случаях в христианской мифологии действуют роЖаницы — рожающие бо» гини. В первом случае — это Анна, родившая Марию, а во втором — Мария, родившая Иисуса. Христианские персонажи легко слились с древними языческими рожаницами, что и позволяло широко праздновать древнее благодарственное моление под прикрытием церковных обрядов

d-pankratov.ru

Род и рожаницы

Род и Рожаницы – персонажи славянской мифологии, известные по восточнославянским средневековым источникам, и связанные, по всей видимости, с представлениями о судьбе и роде человека [Кутарев, с. 172–173]. Рожаницы, кроме того, известны фольклору многих славянских народов. Часто рассматриваются вместе, поскольку во множестве случаев встречаются рядом в первоисточниках.

Род и Рожаницы не упоминаются в текстах, описывающих дохристианскую религию славян, и в основном встречаются в поучениях против язычества, борющихся с нецерковными народными представлениями в уже доминирующей христианской среде. Только древнерусские тексты знают Рода, что ставит под сомнение возможный его статус как общеславянского верховного божества.

В поучении против язычества «Слово некоего христолюбца и ревнителя по правой вере» (XI–XIVвв. [Аничков, с. 190; Мансикка, с. 142]) Род и Рожаницы упоминаются дважды: вначале в требовании не присоединяться к тем, кто «молять подъ овиномъ огневи и виламъ и Мокоши, Симу, Реглу и Перуну и Волосу, скотью богу, Роду и Рожаницамъ и всѣмъ тѣмъ, иже суть имъ подобни», а затем во фрагменте, описывающем творящих зло по неведению: «… смѣшаемъ нѣкыи чистыя молитвы с проклятым молением идольскымъ, иже ставять лише тряпезы кути иныя и законьнаго обѣда, иже нарѣцаеть незаконьная тряпеза и мѣнимая Роду и Рожаницамъ в гнѣвъ Богу» [Гальковский, с. 307].

А современное [Аничков, с. 190; Рыбаков, с. 442; Гальковский, с. 284] ему «Слово святаго Григорья о томъ, како первое погани суще кланялися идоломъ», несколько раз упоминающее Рода и Рожаниц в списках почитаемых «погаными» персонажей и обличающих жертвоприношения им, сообщает также: «елени класти требы Артемиду и Артемидѣ рекше Роду и Роженицѣ, таци iже iгуптяне, (таже римляне), тако и до словѣнъ доiде, се словене iти начаша требы класти Роду и Рожаницам преже Перуна, бога iхъ, а переже того клали требу оупирем и берегиням», указывая, таким образом, что культ Рода и Рожаниц имеет якобы греческое происхождение, откуда он распространился у египтян, римлян и славян, причём под Родом подразумевается некий несуществующий «Артемид», а под Рожаницей (в ед.ч. sic!) – Артемида; такие рассуждения оценены, например, Гальковским как «фантастичные» [Гальковский, с. 288, 110]. Кроме того, указанное «Слово» осуждает положение, при котором «попове оуставиша трепарь прикладати рождества богородици къ рожаничьнѣ тряпезѣ», «т.е. духовенство пело тропарь Рождеству Богородицы над рожаничной трапезой» [Гальковский, с. 289, 110]. Ещё одно поучение – «Слово Исаии пророка о поставляющих второую трапезу роду и роженицам»XII–XV в. [Рыбаков, с. 445; Гальковский, с. 350] обличает грешников: «вы поете песнь бѣсовскоую идолоу Родоу и Роженицамъ» [Гальковский, с. 352–353]. Необходимо отметить, что в этом поучении слово «рожаницы» употребляется в архаичном двойственном падеже, применяющемся только к парным явлениям.

Другие поучения против язычества, а также исповедальные вопросы(сборники, которыми пользовались для проведения исповедей священники) не добавляют практически ничего нового к сказанному в «Слове христолюбца», например, вопрошая, как в «Уставе святого Саввы» XVIв.: «..ли молилася еси виламъ, ли Роду i Роженицам Перуну и Хурьсу и Мокоши, пила и ела?» [Мансикка, с. 191]. Таким образом, из всех этих выдержек «видно, что в честь Рода и Рожаниц устраивали трапезы и пели какие-то песни», им молились и упоминали в одном списке с богами, причём «трапезы в честь их на Руси устраивались совместно», в привязке к празднику рождества Богородицы [Гальковский, с. 108–120]. Среди жертвоприношений Роду и Рожаницам упоминаются хлеб, сыр и мёд, а также некое питие [Мансикка, 189], каши и первые остриженные волосы детей [Мансикка, с. 204, 225]; иногда на их место ставятся вилы – другие мифологические существа [Мансикка, с. 191].

Особняком среди первоисточников о Роде стоит комментарий к Евангелию «О вдуновении духа въ человека» XV–XVI вв. Он сообщает, что «вдуновение» души совершает единый Бог, «то ти не Родъ, седя на воздусе, мечеть на землю груды, и в том ражаются дети . Всѣмъ бо есть Творец Богъ, а не Родъ» [Гальковский, с. 361].

В кормчих книгах, Домострое и отдельных переводных источниках встречается дополнительное значение слова «рожаницы» – «непонятное слово родословие (γενεαλογία) истолковано словом рожаница: “и в родословие рекше в рожаница”». В этом смысле «почитание рожаниц было известно и южным славянам» [Гальковский, с. 107]. Это значение в различных версиях слов с корнями «род-» «рож-» употребляется даже чаще, чем значение имён или наименований, так что некоторые исследователи даже предполагали: «вместо действительно существовавших славянских “идолов” в Роде и Роженицах, быть может, правильнее видеть чисто филологическое явление, попытку передать τύχη, fortuna, понятие судьбы на славянском языке» [Мансикка, с. 134]. Слово могло использоваться и как синоним астрологии [Мансикка, с. 180 и др.].

Определённое влияние на разработку проблемы оказал один из списков «Моления» Даниила Заточника (XIII в.), где есть фраза: «дѣти бѣгаютъ рода, а Господь пьяного человѣка», однако В.Й. Мансикка убедительно показал, что речь, вероятно, идёт об описке переписчика, и изначально читалось «урода», без какого-либо мифологического смысла [Мансикка, с. 225].

Дополнительные сведения о Рожаницах доносит до нас фольклор, причем, хотя к нему относятся данные всех трёх ветвей славянского народа, он ни разу не сообщает о Роде. Рожаницы же предстают как три сестры, которые являются в дом, где родился ребёнок «и в кратких изречениях определяют судьбу новорождённого». Их описание, количество и названия (деклицы, желкини, суженицы, живицы, кресницы, наречницы и т.д.) варьируются в разных западно- и южнославянских регионах, однако несомненно их типологическое сходство с такими богинями судьбы, как греческие мойры или германские норны [Афанасьев с. 1090–1150; Срезневский, с. 11–25], описанные как три сестры, покровительствующие судьбе и рожающим женщинам.

Исследования Рода и Рожаниц начались в середине XIX в., когда целый ряд российских исследователей высказали своё видение функций и статуса Рода и Рожаниц [Клейн, с. 183–184]. Уже первые работы указывали на вероятную функцию покровительства Рода и Рожаниц судьбе человека, Рожаницы сравнивались с греческими мойрами и германскими норнами [Срезневский, с. 17–22; Афанасьев, с. 1090–1150], хотя мнение о том, считать ли их божествами или духами, разделялось. В этих же работах было высказано предположение, что Род это дух-предок, покровительствующий своему потомству [Клейн, с. 183–184]. Со временем это мнение лишь укреплялось в науке, несмотря на оригинальное представление А.Н. Афанасьева о Роде как божестве производящей силы природы – «груды» из текста «О вдуновении духа в человека» он видел как начало, «оплодотворяющее землю семенем дождя» [Афанасьев, с. 1129]. Иногда статус Рода опускался до духа вроде домового [Аничков, с. 216], или до общего с Рожаницами статуса почитаемых мёртвых предков [Гальковский, с. 110; Нидерле, с. 387]. В советское время высказывалось то же мнение, напр. В.Л. Комаровичем. Однако наибольшую популярность приобрела трактовка Б.А. Рыбакова, близкая той, что высказывал А.Н. Афанасьев. Основываясь на весьма спорных аргументах, Б.А. Рыбаков доказывает что Род «главный единоличный бог Вселенной» [Рыбаков, с. 203]. Рожаниц он также видит покровительницами судьбы, однако приписывает им функцию плодородия и высказывает сомнительное мнение о том, что две Рожаницы это Лада и Леля [Рыбаков, с. 459–470]. Отметим, что в последующей научной литературе взгляды Рыбакова не были поддержаны, и более того, сильно раскритикованы [Клейн, с. 182–196; Петрухин II, с. 236–243 и др.]; однако в славянском неоязычестве (особенно в популярной его ветви – родноверии) получили широчайшее распространение. Особое внимание проблематике Рода и Рожаниц уделял Н.И. Зубов, который считал эти слова не теонимами, а эпитетами божеств или Богородицы, а сам культ – почитанием рождения [Зубов, с. 55–81 и далее]. А В.Я. Петрухин, отрицая связь Рода и Рожаниц с культом предков [Петрухин I, с. 322], был чем-то близок к В.Л. Комаровичу [Комарович, с. 102] в трактовке «груд» как камней, метеоритов – В.Я. Петрухин видит «груды» как груды земли [Петрухин II, с. 242].

Таким образом, наибольшую поддержку в науке получило мнение, что в Роде вернее всего видеть духа или бога-покровителя рода человека, и, возможно, того, кто производит «вдуновение души»; а в Рожаницах – не привязывая их каким-то конкретным теонимам – духов или богинь, дарующих судьбу и связанных с рождением.

Литература:

  • Аничков Е.В. Язычество и Древняя Русь. М., 2009.
  • Афанасьев А.Н. Поэтические воззрения славян на природу. М., СПб., 2008.
  • Гальковский Н.М. Борьба христианства с остатками язычества в Древней Руси. М., 2013.
  • Клейн Л.С. Воскрешение Перуна. СПб., 2004.
  • Комарович В.Л. Культ Рода и земли в княжеской среде XI–XIII вв. // Труды отдела древнерусской литературы. – Т. XVI. Л., 1960.
  • Кутарев О.В. Характеристика Рода и Рожаниц в славянской мифологии: интерпретации Б.А. Рыбакова и его предшественников// Религиоведение. 2013. №4. С. 170-177.
  • Мансикка В.Й. Религия восточных славян. М., 2005.
  • Нидерле Л. Славянские древности. М., 2010.
  • Рыбаков Б.А. Язычество древних славян. М., 1981.
  • Срезневский И.И. Роженицы у славян и других языческих народов. М., 1855.
  • Петрухин I: Петрухин В.Я. «Боги и бесы» русского средневековья: род, рожаницы и проблема древнерусского двоеверия // Славянский и балканский фольклор. Народная демонология. М., 2000.
  • Петрухин II: Петрухин В.Я. Древняя Русь. Народ. Князья. Религия // Из истории русской культуры. М., 2000. – Т. 1.
  • Письменные памятники истории Древней Руси. СПб., 2003.

Кутарев О.В.

info-grad.com


Смотрите также