Прп сергий радонежский


Преподобный Сергий Радонежский

Молитва третия преподобному Сергию Радонежскому

О Небеснаго гражданине Иерусалима, преподобне отче Сергие! Воззри на нас милостиво и к земли приверженных возведи к высоте небесней. Ты горе на небеси; мы на земли низу, удалены от тебе не только местом, елико грехами своими и беззакониями; но к тебе, яко нам сродному, прибегаем и взываем: настави нас ходити путем твоим, вразуми и руководствуй. Свойственно есть тебе, отче наш, благоутробие и человеколюбие: на земли живущу, не о своем токмо спасении бысть тебе попечение, но и о всех к тебе притекающих наставления твоя быша тростию книжника скорописца, на сердце каждаго глаголы жизни начертавающего. Не телесныя токмо врачевал еси болезни, но паче душевных врач изящный явился еси; и вся твоя святая жизнь бысть зерцалом всякия добродетели. Аще толик был еси, святче Божий, на земли, колик ныне еси на небеси! Ты днесь предстоиши Престолу Света Непреступнаго и в Нем, яко в зерцале, зриши вся наша нужды и прошения; ты водворяешися со Ангелы о едином грешнице кающемся радующимися. И человеколюбие Божие есть, неистощимо, и твое к Нему дерзновение много, не престани о нас вопия ко Господу. Испроси предстательством своим у Всемилостиваго Бога нашего мир Церкви Его, под знамением креста воинствующей, согласие в вере и единомудрие, суемудрия же и расколов истребление, утверждение во благих делех, больным исцеление, печальным утешение, обиженным заступление, бедствующим помощь. Не посрами нас, к тебе с верою притекающих. Аще бо и недостойни есмы толикаго отца и ходатая, но ты, быв подражатель человеколюбия Божия, сотвори нам достойны чрез обращение от злых дел к благому житию. Вся богопросвещенная Россия, твоими чудесы исполненная и милостями облагодетельствованная, исповедует тя быти своего покровителя и заступника. Яви древния милости твоя и ихже отцем спомоществовал еси, не отрини и нас, чад их, стопами их к тебе шествующих. Веруем, яко духом нам соприсутствуеши. Идеже бо есть Господь, якоже слово Его учит нас, тамо и слуга Его будет. Ты верный еси раб Господень, и Богу везде сущу, ты в Нем еси, и Он в тебе есть, паче же и телом с нами еси. Се нетленныя и живоносныя твоя мощи, яко сокровище безценное, вручи нам чудес Бог. Предстояще им, яко тебе живу сущу, припадаем и молимся: приими моления наша и вознеси их на жертвенник благоутробия Божия, да приимем тобою благодать и благовременну в нуждах наших помощь. Укрепи наше малодушие и утверди нас в вере, да несомненно уповаем получити вся благая от благосердия Владыки молитвами твоими. Паству же твою духовную, тобою собранную, не престани управляти жезлом духовныя мудро­сти, подвизающимся помози, разслабленных возстави, споспеши иго Христово нести во благодушии и терпении и всех нас управи в мире и покаянии скончати живот наш и преселитися со упованием в блаженная недра Авраамова, идеже ты радостно во трудех и подвизех ныне почиваеши, прославляя со всеми святыми Бога, в Троице славимаго, Отца, и Сына, и Святаго Духа. Аминь.

days.pravoslavie.ru

Сергий Радонежский

Дата публикации или обновления 15.12.2017

  • К оглавлению: Жития святых
  • Молитва Преподобному Сергию Радонежскому, Всея России чудотворцу
  • Сергий Радонежский. Галерея икон Щигры.

    Преподобный и богоносный отец наш Сергий родился в городе Ростове, от благоверных родителей Кирилла и Марии. Избрал же его Бог на Свое служение еще от утробы матери. Ибо она пошла, будучи беременной, как обычно, в церковь на святую литургию, и когда начали читать Святое Евангелие, вскричал младенец во чреве, и все стоящие около нее услышали крик. Также и во время Херувимской песни вторично он вскричал. А когда священник возгласил: «Святая Святым»,— в третий раз голос младенца послышался из утробы матери. И все уразумели, что будет он великим светильником миру и явится служителем Святой Троицы.

    Икона преподобного Сергия Радонежского в храме Живоначальной Троицы в Листах города Москвы.

    Точно так же как святой Иоанн Предтеча радостно взыграл во чреве перед Матерью Господа, так этот младенец взыграл перед Господом в святой Его церкви. Объята же была мать его ужасом и страхом из-за этого чуда, и все, кто слышал, весьма удивлялись. Пришли дни рождения, и родила она сына, и нарекли имя ему — Варфоломей. И родившийся ребенок не брал грудь матери в среду и пятницу и никакого иного молока в эти дни не вкушал. Это же было начало великого его воздержания и пощения, которые он позже в совершенстве показал.

    Памятные места, связанные с именем Сергия Радонежского.

    Памятник Сергию Радонежскому стоит возле стен Свято-Троицкой Сергиевой Лавры в Сергиевом Посаде. Прославленная обитель была основана преподобным Сергием в 1337 году. Троице-Сергиев Варницкий мужской монастырь, что на окраине Ростова Великого - родина Сергия Радонежского. В Тульской области на Красном холме Куликова поля стоит храм Сергия Радонежского. Памятник Сергию Радонежскому возле Преображенской церкви в Радонеже.

    Когда же ему исполнилось семь лет, отдан был в учение, но плохо учился, отличаясь плохой памятью. И хотя прилежно обучали его учителя, он мало успевал. Это же происходило по смотрению Божию, чтобы потом от Духа Божия, а не от людей, дано было отроку разумение книжное. Возлюбив от юности безмолвие, как-то бродил он в дубраве в безлюдных местах. Увидел же некоего инока, или, точнее, ангела в образе иноческом, от Бога посланного. Стоял он в дубраве и молился. Отрок приблизился к нему и, низко поклонившись, стоял, ожидая окончания молитвы. Инок же спросил: «Чего хочешь, чадо?» Отвечал же отрок: «Отец, отдали меня учиться читать, и никак не могу уразуметь ничего из того, чему учит меня учитель мой. И из-за этого скорблю и не знаю, что мне делать. Но молю твою честную святыню, помолись ко Господу обо мне, чтобы вразумил Он меня святыми твоими молитвами».

    Икона «Святые Сергий Радонежский и Дмитрий Донской», написанная священником Сергеем Симаковым в XX в.

    Инок же, сотворив молитву, благословил его и сказал: «Отныне, чадо, дарует тебе Бог разумение, о котором просишь, чтобы мог и других учить». С этого времени блаженный отрок, подобно плодоносной земле, напоенной дождем, приняв благословение от святого того инока, но скорее всего от ангела, изучал книжные премудрости без труда. Бог отверз ему разум, чтобы познать Писание. И рос отрок, возрастая разумом и добродетелями: любил пост и воздержание, от детских обычных игр уклонялся, прилежал же чтению Божественных книг, учась той премудрости, начало которой страх Господень. И так, от силы в силу возрастая, вырос мужем совершенным.

    Икона преподобного Сергия из Богоявленского собора Богоявленского Старо-Голутвина монастыря.

    Родители его переселились из прежденареченного города Ростова в место, называемое Радонеж, не то чтобы место это было славно или знаменито, но так Бог благоизволил—да прославит угодника Своего на этом месте, о нем же расскажу вам. Переселились туда родители блаженного, а вскоре переселились и от жизни этой в места светлые и прохладные, оставив все наследство свое наследнику Варфоломею. Он же, смерть родителей своих видя, размышлял, так говоря: «И я человек смертный, и всякий умрет, как умерли родители мои». Так благоразумный отрок, рассудив о краткой нашей жизни, раздал оставшееся после родителей наследство, не оставив себе даже на пропитание, поскольку уповал на Бога, дающего пищу алчущим. После этого ушел в пустыню и срубил там хижину и пребывал в ней, подвизаясь и молясь Богу непрестанно. Спустя некоторое время пришел к нему некий священноинок, по имени Митрофан, и от него блаженный Варфоломей принял иноческий постриг. Исполнилось ему тогда двадцать три года, и было наречено имя ему Сергий.

    Николо-Пешношский монастырь. Икона преп. Сергия Радонежского.

    Пробыл же тот священноинок с Сергием несколько дней, а уходя, сказал: «Чадо, я ухожу, тебя же предаю в руки Божий». И прорек: Распространит Бог на месте этом обитель заликую и преславную!» Помолившись же, упгел, а святой Сергий остался на этом месте. И трудился, плоть свою умерщвляя бдением, постом и многоразличными трудами. Во время зимнее расседалась земля от мороза, он же только в легкой одежде переносил холода, слозно бесплотный. Не потерпели же бесы таких его подвигов, пытались согнать с этого места, представая перед ним иногда в виде зверей, иногда в виде змей. Пугали святого, устремлясь на него со свирепостью. Он же молитвою, словно оружием, прогонял их и страхования ах, словно паутину, раздирал своим великодушием.

    Икона «Русские святые преподобный Антоний Печерский, преподобный Сергий Радонежский, преподобный Феодосий Печерский, святитель Алексий, митрополит Московский, святитель Стефан Великопермский, святитель Петр, митрополит Московский». Художник В.М. Васнецов. Роспись в алтаре Владимирского собора г.Киева.

    Однажды ночью полк бесовский напал на него, словно некое воинство, и с великою яростью вопили: «Уходи отсюда, уходи, да не умрешь злою смертью!» И когда кричали, сильное пламя исходило из их уст. Он же, молитвою вооружившись, прогнал бесовское полчище и пребывал без боязни, поя и славя Бога. Слава о нем начала распространяться повсюду, и стекались к нему ради спасения люди из окрестных городов. Иные хотели жить рядом с ним, чтобы наставлял их на путь спасения. Он же любезно принимал приходящих к нему. И выстроил сначала небольшую перковь, которая повелением архиерея Феогноста была освящена во имя Святой Троицы. Также и монастырь честной воздвиг, который и доныне стоит благодатию Христовой. Будучи умоляем братиею, принял он священство от епископа Афанасия и хорошо пас вверенное ему словесное стадо, наставляя его на пажитях духовных, волков же мысленных молитвою прогоняя.

    Икона преподобного Сергия Радонежского из Свято-Троицкой Сергиевой Лавры. XVI век. Изображение со страницы Основатель обители - святитель Феодор, архиепископ Ростовский книги Рождества Богородицы женский монастырь в Ростове Великом.

    Прошло немного времени, и восстал диавол, не терпя тех обид, которые приходилось ему переносить от святого. Превратившись в змею, вполз в келью его, и наполнилась келия змеями. Святой же быстро встал на молитву, и все бесы с мечтаниями своими исчезли, словно дым. С того времени даровал ему Бог власть над нечистыми духами, а они не дерзали даже приблизиться к нему. Распространялась же слава о нем повсюду, и многие со всех сторон приходили к нему. Пришел же архимандрит Симон из Смоленска и принес многие богатства и отдал их в руки святого, чтобы воздвигнуть большую церковь, сам же себя отдал в полное подчинение святому.

    Чтимый образ прп. Сергия Радонежского. Икона написана на крышке раки от его мощей. Покровский храм Высоцкого монастыря. Из книги Серпуховский Пречистыя Богородицы Высоцкий мужской монастырь.

    И с помощью Божией преподобный Сергий вскоре на те деньги большую церковь построил и монастырь расширил. И жили они, словно ангелы на небе, с братиями, днем и ночью прославляя Бога. Случилось же как-то в монастыре оскудение запасов пищи, и пребывали братья в скорби великой, не вкушая ничего в течение трех дней. Устав же преподобного гласил: да не исходят иноки из монастыря, чтобы просить у мирян хлеба, но возлагают надежду на Бога, питающего всякое дыхание, и у Него с верою просят все необходимое. Но тогда еще не был введен общежительный устав в монастыре.

    Мозаичная икона преподобного Сергия Радонежского. Данилов монастырь в Москве.

    Братья же, страдая от голода, начали роптать на святого, говоря: «Доколе будешь возбранять нам ходить в мир и просить подаяние? Потерпим еще эту ночь, а завтра уйдем отсюда, чтобы не умереть нам с голода». Святой же утешал их, рассказывая о жизни святых отцов. О том, как они многие скорби, голод, и жажду, и наготу ради Господа претерпевали. А напомнил им слова Христа: «Посмотрите на птиц небесных, которые не сеют, не жнут, ни в житницы не собирают, но Отец Небесный питает их. Если же Он птиц питает, неужели нас не может прокормить? и Необходимо потерпеть, а мы нетерпеливы. Не хотим претерпеть небольшого искушения, приключившегося с нами. Если бы с благодарностью приняли его, то великую пользу принесло оно вам. Ведь золото обязательно огнем испытывается».

    Сергий Радонежский и Никон Радонежский. Из статьи Шамордино, вышитые иконы монастыря.

    И добавил: «Сегодня ненадолго претерпели оскудение, завтра же настанет преизобилование всех благ». И сбылось то, что он предрек,— наутро в монастырь принесли множество свежеиспеченных хлебов, и много рыбы, и множество других приготовленных блюд от какого-то незнакомого человека. Сказали же принесшие все это: «Это христолюбец прислал авве Сергию и живущим с ним братиям». Умоляли же братья принесших, чтобы вкусили с ними пищи. Они же не захотели, сказав, что велено им поскорее возвратиться, и поспешно покинули обитель. Братия же, видя множество принесенной пищи, уразумели, что это — знак посещения Божьего, и сотворили молитву, благодаря Бога. Хватило же братии пищи той на много дней, и говорил им преподобный: «Смотрите, братья, и удивляйтесь, как подает Бог тем, кто терпит. Он не забудет убогих Своих до конца, и никогда не презрит этого святого места и живущих в нем рабов Своих, служащих Ему день и ночь». Воспомянуть подобает еще и это — как преподобный отец наш Сергий в самом начале своей жизни в пустыне выбрал место безводное и, чтобы потрудиться, издалека носил воду, утруждая тело. Когда же, по изволению Божию, умножилось число братии и возник монастырь, обнаружилась великая надобность в воде, которую с большим трудом приходилось носить издалека. И из-за этого роптали некоторые братья на святого, говоря: «Зачем, не подумав, выбрал это место? Зачем здесь, а не близ воды, устроил обитель?» Святой же отвечал: «Я, братья, один хотел на этом месте безмолвствовать, а поскольку благоизволил Бог такой обители возникнуть, то Он силен и воду неоскудно нам подать.

    Только не изнемогайте, но молитесь с верою. Если Он людям непокорным источил воду из камня в пустыне, то конечно же вас, трудящихся ради Него, не презрит». После этого, тайно взяв одного брата, пошел в чащу, что близ монастыря—не было же никогда в этой чаще ручья — как свидетельствовали старые люди. Святой же, найдя во рву немного дождевой воды, приклонил колени и помолился прилежно Богу. И внезапно великий источник пробился, который и доныне всем известен. И черпают из него воду на всякую монастырскую потребу. Многие же исцеления случаются от этой воды с теми, кто с верою ее почерпывает.

    Творил же преподобный отец наш Сергий и иные различные чудеса: такую принял от Бога силу чудотворения, что даже мертвого воскресил. У некоего человека, преданного обители, был сын единородный, одержимый болезнью. И он принес его к преподобному, чтобы тот его исцелил. Отрок же по пути умер, и рыдал безутешно отец над ним. Преподобный же Сергий, видя рыдания этого человека, умилосердствовался и помолился и, воскресив отрока, отдал его живого отцу. И возвратился человек с радостию в дом свой с живым и здоровым сыном. Приходили же к нему одержимые духом нечистым, но, еще не доходя до святого, бывали изгоняемы из них нечистые духи. И прокаженные очищались и слепые прозревали.

    И прямо скажу: все, кто различными недугами одержимы бывали и с верою к святому приходили, не только телесное здоровье, но и пользу душевную обретали. И с двойным исцелением в дома свои возвращались. И все почитали и славили преподобного Сергия. И многие, желая увидеть честное лицо его и желая насладиться сладкой беседою его, из различных городов и стран стекались к нему. И многие иноки оставляли монастыри свои и к нему приходили, желая жить вместе с ним и получать наставления от него. Князья же и бояре и простые люди с усердием стремились к блаженному отцу: все его весьма почитали, словно одного из древних отцов или как одного из пророков.

    Некий же поселянин, земледелец из дальней стороны, услышав о святом Сергии, пожелал увидеть его. И пришел в обитель преподобного и расспрашивал, как увидеть его. Случилось же тогда преподобному копать землю на огороде.

    Сказали об этом поселянину. Пошел поселянин к огороду и, увидев святого в худой одежде, разодранной и много раз заплатанной, копающего землю, решил, что пославшие решили над ним посмеяться. Он надеялся увидеть святого в великой славе. И, возвратившись в монастырь, снова начал расспрашивать: «Где святой Сергий? Покажите мне его, ведь я издалека пришел, чтобы повидать его». Они же отвечали: «Воистину тот самый, кого ты хотел увидеть». Вскоре подошел святой, но увидел его поселянин и возгнушался, отвернулся и не хотел даже взглянуть на блаженного. Сам же в себе поносил его: «Сколько трудов предпринял я впустую! Пришел, чтобы увидеть великого пророка, о котором столько слышал. Надеялся увидеть его в великой чести и славе, и вот вижу какого-то нищего и нечестного старца».

    Святой же, уразумев эти помышления, стал благодарить его, ибо как гордый о похвалах и почитании, так смиренномудрый о бесчестии и уничижении своем радуется. И, пригласив поселянина с собою, поставил перед ним еду и стал угощать его. И сказал ему: «Не скорби, а того, кого хочешь, вскоре увидишь». Только он эти слова произнес, как примчался вестник, возвещая о прибытии в монастырь великого князя. И встав, святой отправился навстречу князю, который приехал со множеством своих слуг. Увидев же святого, князь поспешил к нему и, поклонившись до земли, попросил благословения у преподобного. Он же благословил его и ввел в обитель с подобающей честью. И сев, оба, и князь и старец, беседовали, остальные же все стояли. А этот поселянин слугами был отогнан подальше, и старца, которым гнушался, старался издалека, приникнув, увидеть и не мог. Спросил же шепотом одного из предстоящих: «Господин, кто этот старец, который сидит с князем?» И ответил ему тот: «Святой Сергий».

    Начал же поселянин поносить и укорять сам себя: «Как это я ослеп и не поверил тем, кто указывал мне отца святого? Как не воздал ему достойных почестей? Заслуженно называют нас поселянами и невеждами! Как явлюсь теперь стыдом одержимый перед лицом святого?» Когда же покинул князь обитель, поселянин прибежал к преподобному и, стыдясь взглянуть на него, припал к ногам, прося прощения, поскольку от неразумия согрешил. Святой же любезно утешал его, говоря: «Не скорби, чадо, только ты один истинно познал меня, не найдя ничего особенного. Прочие же все соблазнились, называя меня великим». Из этого случая явно, насколько смиренным был преподобный отец Сергий, поскольку гнушающегося им земледельца больше возлюбил, нежели ту честь, которая оказана была ему князем.

    Как-то блаженный, по обычаю, глубоким вечером стоял на молитве и прилежно о учениках своих Богу молился и вдруг услышал голос: «Сергий!» Он же удивился тому, что кто-то ночью зовет его. Прочел молитву и отворил оконце келий, надеясь увидеть того, кто позвал его. И увидел свет великий, сияющий с небес, так что ночь стала ярче светлого дня. Услышал же он голос вторично, зовущий: «Сергий! Ты молишься о чадах твоих—услышано моление твое! Посмотри же, сколько иноков во имя Святой Троицы собирается в твою обитель». Святой же посмотрел и увидел множество прекрасных птиц, не только в монастыре, но и вокруг монастыря сидящих и поющих песни ангельские, несказанной сладости.

    И вновь услышал голос: «Так же, как ты видишь этих птиц, так умножится число учеников твоих, и после твоей смерти обитель не оскудеет. И так чудесно и различно будут они украшены добродетелями, во всем желая следовать тебе». Святой же удивлялся чудесному тому видению. Желая же иметь общника и свидетеля этого видения, позвал прежде упомянутого Симона, а тот находился неподалеку. Симон же, удивившись необычному призыву старца, быстро прибежал к нему, но не сподобился всего видеть. Только часть того небесного света узрел. Рассказал же ему святой все, что видел и слышал, и радовались, вместе прославляя Бога.

    Как-то пришли греки из Константинополя, присланные ко святому от святейшего патриарха Филофея. Принесли от патриарха благословение и дары: крест, параман, и схиму, и послание. В нем же было начертано: «Милостию Божией архиепископ Константина града, вселенский патриарх Кир-Филофей, о Святом Духе сыну и сослужебнику нашего смирения Сергию. Благодать, мир и наше благословение да будет с вами. Слышали о весьма добродетельном житии вашем в Боге, и похвалы вознесли и прославили Бога. Однако вершина еще не достигнута — поскольку нет у вас общежития. Но знаешь, преподобный, что и сам Богоотец, пророк Давид, который все познал, ничего так не хвалил: «То, что добро, то, что прекрасно, так это жить братиям вместе». Поэтому и мы совет благой даем вам, чтобы вы ввели общежитие, и милость Бога и наше благословение да будет с вами».

    Это патриаршее послание преподобный принял и отправился к преосвященному всея России блаженному митрополиту Алексию и, показав ему послание, спросил: «Как ты повелеваешь, святой владыко?» Митрополит же отвечал старцу: «Ты, преподобный, стольких благ сподобился, ибо прославляет Бог прославляющих Его, что даже до дальних стран достиг слух о тебе и о житии твоем. Поскольку так великий вселенский патриарх советует тебе, то и мы советуем это же и хвалим».

    И с этого времени преподобный Сергий ввел общежительный устав в своей обители, повелев твердо соблюдать его. Ничего для себя не собирать, не называть ничего своим, но все иметь только общее, по заповедям святых отцов. После установления общежительного устава, захотел он убежать от славы человеческой и в незнакомых поселиться местах, чтобы безмолвно наедине трудиться для Бога. И однажды, никому ничего не сказав, ушел тайно из своей обители и направился в пустыню. Пройдя же около сорока поприщ, нашел благоугодное место близ реки Киржач и там поселился. Братия же, увидев себя оставленной, пребывали в великой скорби и смущении, словно овцы без пастыря, и прилежно искали его повсюду.

    По прошествии же некоторого времени разведали, где он живет, и пришли к нему. И умоляли святого со слезами, чтобы возвратился в обитель, но он не захотел, возлюбив безмолвие и уединение. Из-за этого многие его ученики оставили лавру и с ним в пустыни той поселились. И вскоре монастырь и церковь во имя Пресвятой Богородицы воздвигли. Но братия великой лавры не мыслила жизни без отца и умоляли его, чтобы он возвратился к ним. А когда он отказался, пошли к преосвященному митрополиту Алексию, чтобы он послал к преподобному и повелел ему возвратиться. Блаженный же Алексий послал к нему двух архимандритов, моля его, чтобы он послушался и утешил братию возвращением своим, чтобы отяготившись без него, не разошлись и чтобы не опустело место святое. Преподобный же Сергий не мог ослушаться и возвратился в лавру на прежнее место. И утешилась братия.

    Епископ Пермский, святой Стефан, великую любовь испытывал к преподобному. Как-то шел он из своей епископии в Москву по дороге, которая отстоит от Сергиева монастыря на пять поприщ или чуть больше. Поскольку он спешил попасть в город, то решил не заходить в обитель святого, но зайти к нему на обратном пути. Находясь же напротив монастыря, встал на колени и прочел молитвы: «Достойно есть» и обычную молитву. Поклонился преподобному Сергию и сказал: «Мир тебе, духовный брат». В этот момент преподобный Сергий находился на общей трапезе.

    Уразумев духом поклонение епископа, тотчас же встал из-за стола и, немного постояв и молитву сотворив, поклонился также епископу, вдалеке от обители отстоявшему, и сказал: «Радуйся и ты, пастырь Христова стада, и мир Божий да пребывает с тобою». Братья же чрезвычайно удивились и решили некоторые, что преподобный увидел видение. По окончании же трапезы спросили его, а он рассказал им: «В тот час епископ Стефан, идущий ко граду Москве, встал напротив нашего монастыря и поклонился Святой Троице и нас грешных благословил». Позже некоторым из его учеников стало известно, что именно так и было. И дивились дару прозорливости их отца, данному ему от Бога.

    Процветала же обитель преподобного весьма добродетельными мужами, и многие из них из-за своих великих добродетелей были взяты в другие монастыри на игуменство, а иные даже на святительские престолы возведены. Все же они преуспели в добродетелях благодаря наставлениям и руководству совершенного учителя и искусного исполнителя заповедей Господних преподобного Сергия, который явился образцом для своего стада, равноангельское проходя житие. Еще живя во плоти, сподобился общению с бесплотными духами, ибо когда служил он Божественную литургию, ангел Господень сослужил ему, как свидетельствуют о том его ученики, Исаакий молчальник и Макарий, достоверные и в добродетелях совершенные мужи. Ибо они видели ангела Божия с преподобным Сергием в алтаре служащего, сияющего подобно солнцу, и ужасались, видя неизреченное величие его.

    Блаженный митрополит Алексий, изнемогая от старости, видя приближающийся конец, призвал к себе преподобного Сергия и, взяв крест своей архиерейский, который на груди носил, золотом и каменьями драгоценными украшенный, подал преподобному. Он же, со смирением поклонившись, сказал: «Прости меня, владыко, ибо от юности не был златоносцем, в старости же еще более хочу в нищете пребывать». Архиерей же сказал: «Знаю, возлюбленный, что это так, но сотвори послушание и приими от нас подаваемое тебе благословение». И так своими руками крест на святого, словно некое обручение, возложил.

    И сказал: «Да будет известно тебе, блаженный, ради чего призвал тебя и что хочу устроить. Управлял я Богом врученной мне Российской митрополиею, как Он хотел, а ныне вижу себя приближающимся к концу. Так как не знаю дня смерти моей, то желаю еще при жизни моей обрести мужа, который мог бы после смерти моей пасти стадо Христово. Не нахожу же никого, кроме тебя одного. Знаю же, что и великодержавные князья, и все люди мирские и духовные, все, до последнего, любят тебя и никого, кроме тебя, на митрополичий престол не потребуют поставить, поскольку ты достоин его. Сегодня же, преподобный приими сан епископский, а после моей кончины и престол приимешь».

    Преподобный же, услышав эти слова, весьма оскорбился, поскольку считал себя недостойным такого сана. Но архиерею отвечал: «Прости меня, владыко, ибо выше моих сил хочешь возложить на меня бремя. Но этого не случится никогда. Кто я такой, грешный и худейший среди людей? Разве дерзну такого сана коснуться?» Блаженный же Алексий многократно убеждал святого, приводя примеры из Божественных Писаний, стараясь преклонить его волю, но любитель смирения не преклонился. Наконец отвечал: «Владыко святой, если не хочешь изгнать худость мою из этих пределов и от слуха твоего, никогда больше не говори мне об этом и не разрешай никому, да не постыдят меня такими словами, поскольку никто никогда не сможет обрести во мне на это изволения». Архиерей же, видя непреклонность святого, перестал говорить ему об этом, боясь, что устыдит преподобного, да не уйдет он в дальние страны и пустыни и да не лишится Москва такого светильника. Утешив же словами духовными, отпустил его с миром в монастырь.

    Спустя некоторое время отошел от жизни святой митрополит Алексий, и снова блаженный Сергий был принуждаем с мольбою великодержавными князьями и всеми людьми воспринять престол митрополии Российской. Святой же, словно твердый адамант, пребывал непреклонным. Взошел же на престол некий архимандрит, именем Михаил, и дерзнул прежде посвящения облечься в одежду святительскую и белый клобук возложить на себя. Начал же на святого Сергия и на обитель его вооружаться, возомнил, что Сергий хочет пресечь его дерзновение, ища себе митрополии. Блаженный же, услышав похвальбу Михаила, сказал ученикам своим: «Михаил похваляется относительно обители нашей и нашей худости, но не получит желаемого, поскольку гордостью побежден, и не увидит города царского». И сбылось пророчество святого: когда плыл на корабле Михаил к Царюграду, впал в недуг телесный и скончался, а на престол был возведен Киприан.

    В тот год попущением Божиим за грехи наши случилось нашествие нечестивого царя татарского Мамая на Российскую землю. И поэтому великого князя Димитрия, скорбящего, святой Сергий молитвою вооружил и о победе пророчествовал, сказав: «Иди против варваров, великое отвергши сомнение, и Бог поможет тебе. Врагов победишь и здоровым в свое отечество возвратишься». Великий же князь, на помощь Божию и на молитвы святого надеясь, пошел и, вступив в битву с татарами, победил их. Так что Мамай с малою дружиной едва убежал. Преподобный же, будучи прозорлив, видел то, что совершалось вдали. И, стоя с братиею на молитве в обители своей в то время, когда битва разразилась между христианами и татарами, возвестил, что в этот самый момент великий князь Дмитрий татар победил и тех христиан, которые во время битвы убиты были, по имени называл и приношение о них Богу приносил: все ему Богом открыто было. Князь же с торжеством с поля боя возвратившись, пришел в обитель к преподобному и благодарил святого, ибо он помог ему своими прилежными молитвами к Богу.

    Стоял однажды блаженный отец ночью во время обычного своего правила перед иконою Пречистой Богоматери и, часто на икону взирая, говорил: «Пречистая Мать Христа моего, заступница и крепкая помощница рода человеческого, будь за нас недостойных ходатаицей, всегда моля Сына Своего и Бога нашего, да призрит Он на место святое, которое заложено в похвалу и честь Святого Имени Его во веки. Тебе, Мать Сладчайшего Христа, молитвеннице к Нему, как многое дерзновение стяжавшей, отдаем себя, рабы Твои, Ты всем нам спасение, упование и пристанище». Так молился и благодарственный канон, то есть акафист, Пречистой отпев, присел, чтобы немного отдохнуть. Ученику же своему Михею сказал: «Чадо, трезвись и бодрствуй, поскольку чудное и ужасное посещение в этот час должно произойти». Только святой промолвил это, как внезапно раздался голос: «Се Пречистая грядет!»

    Святой же, услышав голос, быстро вышел из келий в сени, и вот свет великий, ярче солнечного, осиял святого, и увидели они Пречистую с двумя апостолами, Петром и Иоанном, блистающих неизреченною светлостью. И увидев их, святой упал ниц, не в силах видеть зари этой нестерпимой. Пречистая же Своими руками коснулась святого, сказав: «Не ужасайся, избранник Мой, Я пришла посетить тебя. Услышана молитва твоя об учениках твоих, о которых ты молился, и об обители твоей. Не скорби, ибо отныне она всем будет изобиловать. Не только при жизни твоей, но и по смерти твоей неотступно буду заботиться об обители, все необходимое подавая ей неоскудно и сохраняя ее и покрывая». Сказав это, стала невидимой.

    Святой же, словно в исступлении, был страхом великим и трепетом охвачен. И через некоторое время придя в чувство, нашел ученика своего лежащим от страха, словно мертвого, и поднял его. Он же, упав в ноги старцу, спросил: «Скажи мне, отче, ради Господа, что означает это чудесное видение? Поскольку дух мой едва не разлучился с плотью из-за этого блистающего видения». Святой же, радуясь душою, так что просияло лицо его от неизглаголанной той радости, не мог ничего другого сказать: «Потерпи, чадо, поскольку дух мой во мне трепещет от чудного видения». И стоял молча и дивился. Через некоторое же время сказал ученику своему: «Чадо, позови Исаакия и Симона». И когда они пришли, рассказал им по порядку, как видел Пречистую Богородицу с апостолами и что Она сказала ему. Услышав же это, исполнились они радости и веселия, и все вместе отпели молебен Богородице. Святой же всю ночь пребывал без сна, размышляя над милостивым посещением Пречистой Владычицы.

    Служил как-то преподобный Божественную литургию, а ученик его Симон, о нем же мы прежде упоминали, совершенный в житии, был экклесиархом. И видел он огонь, ходящий по жертвеннику, и окружающий алтарь и служащего Сергия. И стоял святой, объятый огнем с головы до ног. Когда же наступило время причащения, огонь этот Божественный свился, словно плащаница, и вошел в святую чашу и им причастился достойный служитель, святой Сергий.

    Всю свою долгую жизнь прожил преподобный в великом воздержании и трудах и много чудес сотворил и к глубокой старости подошел: исполнилось ему семьдесят восемь лет. Предуведав за полгода свое преставление к Богу, призвал братию и вручил старейшинство своему ученику Никону, который был еще довольно молод, но ум его сединою процвел, и всем своим житием подражал он учителю и наставнику своему Сергию. Этого Никона Сергий игуменом поставил, а сам начал безмолвствовать, в сентябре же впал в недуг телесный и, уразумев, что настало время окончательного к Богу отшествия, призвал и поучил братию. Благословение и прощение всем подал, а в самый час исхода причастился Святых Тайн. Так святую свою душу предал он в руки Божий.

    Было же лицо его светлым, не как у мертвеца, а как у спящего человека, а это известное знамение его душевной светлости и мздовоздаяния от Бога. И положено честное тело его в обители, в которой он добро подвизался. После прошествия тридцати лет были обретены мощи его целыми и нетленными, и к одеждам его не прикоснулось тление: благоухание же неизреченное исходило и многие исцеления болящим подавались. Но и доныне от честного его ковчега, словно от источника, истекают исцеления всем с верою притекающим. Как при жизни, так и после преставления, великий этот чудотворец великие и неисчетные творит чудеса во славу Христа нашего Бога, ему же честь и благодарение вовеки, аминь.

    В начало

    www.vidania.ru

    Диак. Владимир Василик. Наследие преп. Сергия Радонежского / Православие.Ru

    Преподобный Сергий Радонежский 700 лет назад, в 1314 году, родился преподобный Сергий Радонежский[1]. Русский мир в эпоху его детства тяжко страдал под ордынским игом. Как точно заметил современный исследователь А. Ермаков, «ни последний холоп, ни великий князь не могли надеяться устроить по собственной воле даже свою судьбу. Благосостояние и жизнь любого человека на Руси зависели от исхода соперничества за ханский престол, благосклонности или самодурства ордынских наместников, колебаний цен на мировом рынке работорговли, падежа скота или неожиданной засухи в Великой степи. Разговоры о ценности отдельной личности и ее способности к переустроению жизни могли вызвать лишь горьку усмешку»[2]. Русь была раздроблена на десятки княжеств, общество — атомизировано[3]. Только Церковь объединяла его и только Церковь давала надежду русскому человеку. Надежда эта была только на Бога, как говорится в вечерней молитве главопреклонения: «Не от человек ожидающе помощи, но Твоея ожидающе милости и Твоего чающе заступления».

    Житие преп. Сергия Радонежского составлено около 1418 г. Епифанием Премудрым по горячим следам, по воспоминаниям очевидцев, которые Епифаний тщательно собирал. Около 1440 г. оно было обогащено сербским исихастом Пахомием Сербом или Логофетом. «Житие» представляет собой ценнейший памятник как для знакомства с жизнью преп. Сергия, так и с духовной жизнью Московской Руси ΧIV в.[4].

    Характерно, как рождается преподобный Сергий. Он становится плодом ожиданий, молитв и воздыханий праведных родителей. Вот как об этом говорит его житие:

    «Ведь нужно было, чтобы дарован был Сергий Богом многим людям для блага, для спасения и для пользы, и поэтому не пристало такому младенцу от неправедных родиться родителей, и другим, то есть неправедным родителям, не пристало бы родить это дитя. Только тем избранным родителям Бог его даровал, что и случилось: соединилось добро с добром и лучшее с лучшим. Само зачатие и рождение ребенка произошли в посте и молитве. Была она добродетельна и весьма богобоязненна, так как уже до рождения ребенка поняла и уразумела такое знамение и явление, достойное удивления. И советовалась она с мужем своим, говоря так: “Если родится у нас мальчик, дадим обет принести его в церковь и отдать его благодетелю всех Богу”; что и сбылось. О вера славная! О любовь благая! Еще до рождения ребенка обещали родители привести его и отдать Дарователю благ Богу, как в древности сделала Анна-пророчица, мать Самуила-пророка»[5].

    Характерно сравнение преподобной Марии с Анной, материю Самуила, а его самого — со святым пророком, последним судьей Израильским. Епифаний Премудрый как бы желал показать не только пророческое достоинство преподобного Сергия, но и его вклад в устроение государства Российского, а также его богоизбранность и чудо его рождения.

    Итак, Варфоломей — вымоленный, чудесный ребенок. И, однако, родители относятся к нему так же, как и ко всем, нисколько его не выделяя, не делая из него «вундеркинда». У преподобных Кирилла и Марии был замечательный дар — любить всех своих детей ровной и равной любовью. Мы видим, что отрок Варфоломей трудится наравне со всеми: пасет стада, осваивает плотницкое мастерство, которое так пригодилось ему впоследствии. Характерно отношение к учению и просвещению: просвещение и даже научение грамоте — это дар, который надо заслуживать и вымаливать. Отроку Варфоломею не дается учеба — и не по причине его лени или небрежности: бывают особые дети, к которым следует подобрать особый ключ. «Стефан и Петр быстро изучили грамоту, Варфоломей же не быстро учился читать, но как-то медленно и не прилежно. Учитель с большим старанием учил Варфоломея, но отрок не слушал его и не мог научиться, не похож он был на товарищей, учащихся с ним. За это часто бранили его родители, учитель же еще строже наказывал, а товарищи укоряли»[6]. Из жития преподобного Сергия мы видим, что необходимо посещение свыше для того, чтобы преобразилось внимание человека и открылись внутренние родники его души и разума. Но для этого необходима воля самого человека: «Отрок втайне часто со слезами молился Богу, говоря: «Господи! Дай мне выучить грамоту эту, научи ты меня и вразуми меня». И его молитва была услышана.

    Некий дивный старец, явившийся отроку Варфоломею, когда тот искал коней,

    «подозвал его к себе и благословил его, и поцеловал его во имя Христа, и спросил его: “Что ищешь и чего хочешь, чадо?” Отрок же сказал: “Душа моя желает более всего знать грамоту, для чего я отдан был учиться. Ныне скорбит душа моя, так как учусь я грамоте, но не могу ее одолеть. Ты же, святой отче, помолись за меня Богу, чтобы смог я научиться грамоте”. Старец же, подняв руки и очи к небу и вздохнув перед Богом, помолился прилежно и после молитвы сказал: “Аминь”. И, взяв из мошны своей как некое сокровище, он подал ему тремя пальцами нечто похожее на анафору, с виду маленький кусок белого хлеба пшеничного, кусок святой просфоры, и сказал ему: “Отвори уста свои, чадо, и открой их. Возьми это и съешь, — это тебе дается знамение благодати Божьей и понимания Святого Писания. Хотя и малым кажется то, что я даю, но велика сладость вкушения этого”«[7].

    Отметим, как это происходит. Если святым пророку Иезекиилю, Иоанну Богослову и Роману Сладкопевцу даруется свиток, как пророкам, проповедникам и поэтам[8], то преподобному Сергию Радонежскому нечто похожее на анафору или Тело Христово, с виду кусок святой просфоры. И это неслучайно, ибо в дальнейшем с именем преподобного Сергия связаны евхаристические чудеса (схождение Святого Духа в потир в виде огня), а также евхаристическое возрождение Руси, связанное с созданием многих монастырей и храмов.

    Дальнейший жизненный путь преподобного Сергия также знаменателен. Стремясь уйти в монашество, он, тем не менее, не расстается со своими родителями и до последнего мига покоит их старость. Не забывал он и послушания — первой добродетели всякого свободного от своеволия христианина. Имея перед собой уже ясно видимую жизненную цель – монашество, он тем не менее смиряет себя ради отца и матери, оставшись ухаживать за ними. Все, кто привык говорить о том, что монашество учит человека презирать семью, найдут в этой главе жития пример того, как первое исходит из второго. Пример преподобного побуждает нас не пренебрегать сегодняшними обязанностями, как бы важны и велики не были наши планы. Человек по-настоящему верующий никогда «не пройдет по людям» ради исполнения своего самого «высокого» желания, но, напротив, охотно «наступит на горло» себе, когда увидит нужду ближнего. Сергий, вся жизнь которого была великой жертвой Богу, начал свой подвиг с малой жертвы своим родителям и, что особенно важно, сделал это с радостью. И насколько это контрастирует с поведением некоторых монахов, которые, уходя в монастырь, не только оставляют престарелых родителей без помощи, но временами и бросают свои семьи — жен и малолетних детей, скрывая за красивыми словами неумение выстраивать свою малую Церковь и жить в мире с людьми.

    При рассказе о монашеском подвиге преподобного Сергия возникает мысль о воинском подвиге — о победе преподобного над собою, над бесами, над зверьми:

    «Кто опишет его слезы теплые, плач душевный, вздохи сердечные, бдения всенощные, пение усердное, молитвы непрестанные, стояние без отдыха, чтение прилежное, коленопреклонения частые, голод, жажду, лежание на земле, нищету духовную, скудость во всем, во всем недостаток: что ни назовешь — того не было. Ко всему же этому прибавлялась борьба с бесами, видимые и невидимые с ними сражения. Но ум его не ужасался перед такими вражескими кознями, и лютыми нападениями, и устремлениями»[9].

    Современный мир пропитан культом «супермена»-сверхчеловека. Но если современный «сверхчеловек» может, пожалуй, побороть голод, жажду и холод, сражаться с дикими зверями, то себя, свои страсти, он победить уже не может, ибо не на то он направлен. А преподобный Сергий совершил самый тяжелый подвиг — победил самого себя и в этом исток его победы над окружающим миром, демонами, природой.

    И этот же дух подвига присутствует при рассказе о устроении общежительного монашеского жития. Вот как об этом рассказывает его биограф Епифаний Премудрый:

    «Ночью же Сергий в молитвах без сна проводил время; хлебом и водой только питался, да и этого мало употреблял; и ни часа праздным не оставался. Ежедневно он служил божественную литургию, утренние и вечерние молитвы легко произносил — и за смирение всего мира, и за долговечность святых церквей, и за православных царей, и князей, и за всех православных христиан. Говорил он братии: “Подвиг великий должны мы совершить в борьбе с невидимым врагом: ведь он как лев рыкающий ходит, стремясь каждого растерзать”. Наставляя братию, немногие он речи говорил, но гораздо больше пример подавал братии своими делами»[10].

    Созидание общежительного монашества является одним из значимых подвигов преподобного Сергия. И Русь, и Византия страдали от идиоритмического монашества, которое разрушало духовную жизнь и обессмысливало саму идею монашеского делания, когда, по выражению Голубинского, богатые «своежитные» монахи смотрели на бедных как на холопов, а те пресмыкались пред ними из-за денег. Преподобный Сергий во многом возвратил русское монашество к жизни первой апостольской общины, когда «у множества же уверовавших было одно сердце и одна душа; и никто ничего из имения своего не называл своим, но всё у них было общее» (Деян. 4:32).

    Преподобный Сергий оставил больше, чем речи — он оставил нам живой пример трудового подвижничества и соединения труда физического и труда духовного. Вот как об этом сообщает его житие:

    «Как он без лености братии как купленный раб служил: и дрова для всех, как было сказано, колол, и толок зерно; и ни часа праздным не оставался»[11].

    Преподобный Сергий на деле являет образ совершенной нищеты, соединенной с трудолюбием. Особенно потрясает рассказ о том, как преподобный Сергий срубил келью старцу Даниилу за решето плесневелого хлеба. Подвиг преподобного Сергия можно оценить, если сравнить то, что он взял за свой труд, с современными расценками хотя бы за самый обыкновенный сруб.

    В трудовой нестяжательности преподобного Сергия нет ничего нарочитого или искусственного в отличие от нищенства Франциска Ассизского с его надрывами и театральностью[12]. Она органично вырастает из условий русской жизни и является обличением тех, кто считает, что Церковь и ее служители непременно должны пребывать в роскоши, поскольку де-она символизирует Царство Небесное.

    По молитве преп. Сергия исцелялись болящие и воскресали мертвые. При этом преподобный Сергий являл удивительную добродетель смирения и скрытия своих добрых дел и от людей, и от самого себя.

    Смирение, подвиг и молитва преподобного Сергия становится той силой, которая дала русскому народу подняться и объединиться. Отметим, что отношение между великим князем Димитрием и преподобным Сергием были не самыми простыми. Святой князь Димитрий согнал с митрополии святителя Киприана, которого поддерживал преподобный Сергий Радонежский и прочил на место митрополита Митяя, который обещал разрушить монастырь преподобного Сергия. И, тем не менее, в решающий час перед Куликовской битвой, зная пророческий дар преподобного Сергия, великий князь смиряется и приходит к нему за благословением, чтобы спросить, «прикажет ли святой ему против безбожных выступить»[13]. И святой Димитрий получает от преподобного Сергия долгожданный ответ и благословение на победоносную битву:

    «Святой же, когда услышал об этом от великого князя, благословил его, молитвой вооружил и сказал: “Следует тебе, господин, заботиться о порученном тебе Богом славном христианском стаде. Иди против безбожных, и если Бог поможет тебе, ты победишь и невредимым в свое отечество с великой честью вернешься”«[14].

    Отметим, что преподобный Сергий с любовью принимает князя Димитрия, несмотря на все разногласия. В решающий час он отделил главное от второстепенного и силу своей молитвы направил на спасение Отечества.

    Когда, увидев бесчисленное татарское войско, святой князь Димитрий и его сподвижники начали было колебаться, то их укрепило послание преподобного Сергия, в котором говорилось: «Без всякого сомнения, господин, смело выступай против свирепости их, нисколько не устрашаясь, — обязательно поможет тебе Бог». Действие этого послания было необычайным:

    «Тогда князь великий Дмитрий и все войско его, от этого послания великой решимости исполнившись, пошли против поганых, и промолвил князь: “Боже Великий, Сотворивший небо и землю! Помощником мне будь на противников святого Твоего Имени”. Так началось сражение, и многие пали, но помог Бог великому победоносному Дмитрию, и побеждены были поганые татары, и полному разгрому подверглись».

    Сравнительно незадолго до своей кончины, в 1387 году, преподобный Сергий совершил, казалось, невозможное. Коварного и непримиримого князя Олега, ненавидевшего Москву, он приклонил на мир с великим князем Димитрием.

    И, однако, общественное служение преподобного Сергия[15], при всем его значении, — не главное в его житии. Основное — его духовная жизнь. Четырнадцатый век — время расцвета исихазма как на Балканах, так и на Руси[16], связанный с именами преподобного Феодосия Килифаревского, святителя Евфимия Тырновского, преподобного Ромила Видинского. На Руси исихазм по справедливости связывают с именем преподобного Сергия. Свидетельства о неизреченном видении Божественного света, схождении Святого Духа в виде огня на Святые Дары во время его служения, донесенные до нас Пахомием Сербом[17], свидетельствуют об исихастском опыте стяжании благодати. Преподобный Сергий — основатель целой монашеской школы, связанной с такими именами, как преподобные Никон Радонежский, Андроник, Кирилл Белозерский. Благодаря его трудам процвело великорусское монашество — Северная Фиваида. Более того, становление приходской системы на Руси также связано с именем преподобного Сергия Радонежского и его учеников: благодаря им Русь воцерковилась в полной мере.

    Преподобный Сергий оставил нам завет: «Взирая на образ единения Святой Троицы побеждайте ненавистное разделение мира сего». Этот призыв актуален, как никогда в наше время, когда силы, враждебные Православию и России, стремятся разъединить русских людей, не дать святой Церкви совершать свое служения, когда дух розни и вражды проникает в сердца православных людей. Преподобный Сергий — наш учитель в деле спасения, собирания и соединения во Христе. Завершить эту статью хотелось бы словами В.О.Ключевского из его замечательной статьи о преподобном Сергии Радонежском:

    «Творя память преподобного Сергия, мы проверяем самих себя, пересматриваем свой нравственный запас, завещанный нам великими строителями нашего нравственного порядка... Ворота лавры преподобного Сергия затворятся и лампады над его гробницей погаснут лишь тогда, когда мы растратим этот запас без остатка, не пополняя его»[18].

    В 1920 г. Лавра закрылась, и казалось, что действительно этот запас растрачен. Но это было не так. Когда потребовалось призвать сынов России под знамена святых Александра Невского и Дмитрия Донского, вспомнили о преподобном Сергии, и ворота Лавры открылись вновь. Преподобный Сергий — один из духовных созидателей победы в Великой Отечественной Войне. Более того, в годы официального атеизма Лавра являлась одной из важнейших духовных крепостей в борьбе с безбожием. И сейчас она по молитвам преподобного Сергия является благодатным светильником Православия и не только для России, но и для всего мира.

    pravoslavie.ru

    Преподобный Сергий Радонежский

    В 1992 году Православная Церковь отмечала 600 лет со дня преставления Преподобного Сергия Радонежского. Теперь же, 22 года спустя, мы празднуем 700 лет со дня его рождения, важность чего подчеркнули участники чтений в Москве. И мы с вами присоединяемся к этому.

    Память о преподобном Сергии живет в народе и жила всегда, даже в самые трудные времена. Потому что он был духовным светочем, примером, и даже от памяти его истекала великая сила, помогавшая людям сохранять веру, помогавшая людям сохранять живым нравственный евангельский идеал.

    Преподобный Сергий является величайшим примером для всех нас, для Церкви, для нашего народа – примером того, как в личности человека могут осуществиться Божественные заповеди, как человек, обладающий слабостями и болезнями, связанный бытием этого мира, обретает ангелоподобие.

    Преподобный Сергий Радонежский, до монашеского пострига – Варфоломей, является воистину одним из самых выдающихся подвижников благочестия, которых православная Церковь сегодня знает и молитвенно чествует. Более шести веков тому назад нес он свой земной подвиг, которому мы и сегодня не перестаем удивляться.

    Московских государей, начиная с князя Иоанна Калиты, называют собирателями Руси: они создавали государственное, внешнее единство своей родины. Преподобный Сергий Радонежский явился собирателем Руси в высшем, духовном смысле – он сплачивал русский народ под Покровом Божественной Троицы.

    Родился он в селе Варницы, вблизи Ростова Великого в боярской семье. Обеднев, его родители Кирилл и Мария вместе с тремя своими сыновьями Стефаном, Варфоломеем и Петром переселились в Радонеж. После праведной кончины родителей, которые перед смертью приняли монашеский постриг, Варфоломей отправился в Хотьковский Покровский монастырь. В то время там жил, приняв монашество после смерти супруги, его старший брат Стефан. Вместе они отправились искать пустынной уединенной жизни. В глухом лесу на пригорке Маковец, где в настоящее время стоит Троице-Сергиева Лавра они построили деревянную келью и церковь, которая была освящена во имя Пресвятой Троицы. Вскоре Стефан покинул это место и переселился в Московский Богоявленский монастырь. А Варфоломей принял постриг с именем Сергий и остался в уединении. Впоследствии, узнав о его подвигах, к нему начали приходить другие монахи и строить рядом свои кельи. Со времен они убедили Сергия принять над ними игуменство, и поэтому преподобный был рукоположен в священный сан. В своем монастыре он запретил принимать милостыню и установил правило, согласно которому иноки должны были жить от плодов собственноручного труда, в чем лично подавал им добрый пример.

    Добрая слава о Сергиевой обители приводила к нему все больше богомольцев и желающих принять ангельский образ. Рядом с монастырем впоследствии вырос посад, т.е. поселение, которое все время росло. Узнав о великом подвижнике, Константинопольский патриарх Филофей с особым посольством послал ему крест, параманд и грамоту, в которой отмечал его добродетельную жизнь и рекомендовал ввести в монастыре строгий, по образу монастырей Востока, общежительный устав. Зная, что слава о нем дошла даже до Константинополя, он совершенно не прилеплялся к присылаемым подаркам сердцем.

    В житии также описан такой случай: некий человек хотел увидеть Сергия, ему указали на монаха в заплатанной одежде, работающего в огороде, но он никак не мог поверить, что это Сергий и есть. Только когда князь сошел с коня и поклонился в ноги этому дедушке в заплатках, тогда он понял, что действительно это сам игумен. Причем Сергий заплатки на себя надевал не ради какого-то театра, чтобы показать, что он любит бедность, а потому, что он совершенно не интересовался внешними регалиями. Его интересовала только его собственная внутренняя жизнь, он только об этом заботился, об этом думал и об этом молился Богу, это только созидал. Прежде всего духовное заполняло всю его душу, и стремление его было только духовное и хотел он только спасения своей души – а остальное к нему приложилось.

    Большим авторитетом пользовался преподобный у митрополита Алексия Московского, который хотел видеть его своим преемником на митрополичьей кафедре, однако преподобный, проявляя смирение, отказался, не желая ни святительского сана,  ни каких-либо наград. По словам современников, Сергий тихими и кроткими словами влиял на самые черствые и жестокие сердца. Он очень часто духовным рассуждением примирял князей, враждовавших между собой. Так было с доставлявшим много хлопот тверским князем Михаилом, который несколько раз призывал литовского Ольгерда против Москвы, так было и с беспокойным Олегом рязанским, который входил в союзы то с Ольгердом, то с Мамаем и Тохтамышем.

    ПремудрыйЕпифаний, который описал жизнь преподобного Сергия, говорил: «Преподобный игумен, отец наш Сергий, старец удивительный, добродетелями всякими украшенный, приветливый, миролюбивый, всегда утешит и поприветствует, обогреет и накормит путника. Но более всего стяжал он смиренность, любовь нелицемерную и имел любящее сердце».

    Благодаря его благословению, молитве и духовной поддержке русские воины под предводительством Димитрия Донского победили в Куликовской битве, чем положили начало освобождению от рабства диким азиатским ордам и окончанию позорной эпохи золотоордынского ига. Он содействовал духовному возрождению и обновлению Русской земли. Как истинный печальник ее, он вдохнул веру в помощь Божию, поднял дух родного народа встать на поработителей.

    А ради сокрушения козней папского Рима Преподобный Сергий воздвиг и воодушевил Великого князя Василия Темного, единственного, кто возвысил голос против лжи, что державная Византия и весь знаменитый Восток  якобы признали над собой духовную власть папы, «соединились» с Римом.

    Небесный витязь Сергий и во времена великой смуты встал на защиту Православной Руси. Он сам избрал вождя и избавителя Русской земли от иноземных ляхов и собственного сброда изменников, трижды явившись простому благочестивому человеку Косме Минину с повелением собирать казну и поднимать народ на спасение Православного Отечества, пригрозив избраннику карой за непослушание.Войско Минина и Пожарского начало подвиг освобождения Москвы молебном перед святыми мощами игумена-чудотворца. Явился он и вражеским главарям и предрек им близкую смерть.

    Устрашил преподобный Сергий и Наполеона. Наполеон хотел полюбоваться окрестностями Москвы и поднялся на колокольню. Бонапарт направил свой взор в сторону Воробьевых гор и вдруг дрогнул, и обратился к приближенным. «Вы видите, там, на юго-западе движется армия! И с двух сторон подходят великие армии! Это русские! Они приближаются и будут в Москве. Кажется они не идут по земле, а несутся по воздуху, как Ангелы или демоны. И впереди – вождь. И этот предводитель весь в черном. Он осенил войско крестом. Что это? Кто этот вождь?» Наполеона трясло. Наполеон направился в Благовещенский собор, где на иконе Преподобного Сергия узнал седовласого вождя, охраняющего Русь. И Наполеону стало жутко оставаться в Москве.

    И это далеко не все примеры. Небесный богатырь, Преподобный Сергий, как и древле, продолжает свое стояние за Русь, дарит ей духовные силы, разум и надежду.

    Особенным почитанием и понимаем глубин тайны Пресвятой Троицы прославился преподобный Сергий. Этот земной Ангел и небесный человек был обителью Пресвятой Троицы. Из жития преподобного, повествующего о событиях очевидных, мы узнаем об огне, который во время служения преподобным Литургии входил в Чашу со Святыми Дарами Тела и Крови Христовых, как этот огонь ходил по святому престолу, озаряя весь алтарь. Из жития мы узнаем и об Ангеле в блистающих ризах, который сослужил святому, и о явлении Пресвятой Богородицы с двумя апостолами Петром и Иоанном Богословом, и о чудесах, которые еще при жизни своей молитвой творил преподобный авва Сергий. Не гаданием, не в сонном видении, а наяву видел он Божию Матерь, и это было венцом его подвигов здесь, на земле.

    Церковь именует его великим подвижником, и не зря. Он никогда не жаловался даже на самые стесненные обстоятельства жизни и велик своим истинно христианским терпением. Он терпел уединение в дикой чаще леса, начиная созидать святую обитель. Он терпел, когда голодал со своей братией. Он терпел строптивых. Он терпел, когда не понятый братией, должен был удалиться из обители и жил как бы в изгнании от своих собратьев. Терпел он в течение всей своей подвижнической жизни, до конца всех своих дней. Нигде не отмечено, что Преподобный был чем-то недоволен, раздражен или гневался, пытаясь только человеческими силами что-то поправить. Своим терпением он указывает и нам истинный путь: в терпении, через молитву, покаяние, добрые дела и любовь к ближнему, стяжать мир, душе необходимый, чтобы она стала вместилищем Святого Духа, Который преображает человека и приводит в Царство Небесное. Житие свидетельствует нам о мудром, духовно сильном, прекрасном человеке.

    Конечно, во внутреннюю жизнь такого святого человека проникнуть нельзя. Это всегда тайна стояния человека перед его Богом. Но «дерево всякое познается по плоду». И потому, что принесла жизнь Сергия, мы видим, что этот человек — необычайной святости, потому что плоды, которые принесла его жизнь, огромны. Именно поэтому мы можем с уверенностью сказать, что он воссоздал в своем сердце Царствие Божие. И от того огня, который горел в его сердце, загорелись сердца и всех его учеников. Поэтому ученики преподобного Сергия тоже стали преподобными, и ученики учеников. Он никого не уговаривал, никого ни в чем не убеждал, он просто жил и молился, и вокруг него стали спасаться люди. Около 70 монастырей было открыто им самим, его учениками и учениками его учеников.

    Еще живя на земле, Преподобный Сергий великой любовью расширил свое сердце так, что объял им всю свою родину – из игумена Радонежского стал игуменом всея Руси.

    Как бы хотелось, чтобы все мы в течение обычной нашей жизни не забывали о главном, что все-таки первая заповедь – помнить, что есть Бог, что мы должны Его чтить, что мы должны Его любить, что вся наша жизнь должна исходить из этой любви. И даже если этой любви у нас нет, то мы должны жить  так, как будто она у нас есть. Вот тогда наше сердце сокрушится, т.е. у нас появится любовь к Богу. И на примере таких святых угодников Божиих, как преподобный Сергий, мы видим, что все это достижимо. Пусть, конечно, мы преуспеем не в такой степени, как преподобный Сергий, но каждый из нас в свою меру не только может преуспеть, но и должен, и, более того, обязательно преуспеет, лишь бы приложил к этому старание.

    У каждого верующего человека время от времени появляется мысль: возможно ли вообще достичь этого божественного подобия в нашем современном мире?

    Что помогает понять тайну такой жизни?

    С чего начинается, чем поддерживается такой образ жизни?

    Замечательные тексты Священного Писания мы читаем в связи с памятью преподобных отцов. Всем хорошо известны слова из Евангелия от Матфея: «Придите и научитесь от Меня, ибо Я кроток и смирен сердцем… иобрящете покой душам вашим» (Мф.11.28-29). Господь связывает кротость и смирение с внутренним покоем, но ведь покой и есть синоним человеческого благополучия. Можно быть богатым, знатным, обладать властью, можно быть иерархом, священником, министром – кем угодно, но если нет внутреннего покоя, то нет и благополучия. И современная жизнь показывает нам удивительные примеры того, как люди, достигающие высот в политической жизни, становящиися очень богатыми, сверхбогатыми, не могут найти этого покоя. А почему? Да потому, что мы живем в мире, где пребывает грех, и в сердцах человеческих возникают разные чувства по отношению к другим людям.

    От чего сегодня более всего болеют люди? От стрессов, от нервного перенапряжения. А если посмотреть причину этих стрессов – ни к какому психотерапевту ходить не надо – источник всего этого в грехе человеческом, потому что без греха не было бы и болезней. Современный мир, сегодняшнее человеческое общество ясно являет нам эту связь – между болезнью, неблагополучием и грехом. Кротость и смирение есть величайшая сила, которая помогает не только управлять миром по Божию закону, но и помогает человеку обрести покой, а вместе с покоем – и здоровье.

    Каждый из нас заражен тлетворными веяниями греха, пороками современного общества, и пока не очистимся от скверны покаянием – не сможем мы помочь ни другим, ни самим себе.

    На распутьях духовной жизни соблазняют страшные призраки и подмены. Словно гнилостные воды, наползают на наше Отечество адские полчища и их земные пропагандисты. Их цель – разделить, распылить не только русский народ, но и все православные народы на «атомы», превратить нас в бесформенное скопище бессердечных «бизнесменов», грабителей и воров, скотоподобных распутников, баптистов, иеговистов и прочих «истов», а также забитой «рабочей силы» и умирающих с голоду нищих. Если этот сатанинский план удастся, русский народ окончательно погибнет.

    Всякие «патриотизмы», попытки служить России обречены на провал и даже могут стать вредоносными, если не опираются на твердую основу православной веры и личной чистоты.Наш истинный патриотизм исходит от религиозного и нравственного облика нашего народа. Только Духом Божиим даруются великие деяния и победы.

    Любить Родину, значит, любить не просто свой национальный характер, но именно духовность национального характера.Великий русский философ Иван Ильин когда-то сказал: «Духовная солидарность граждан между собой составляет реальную основу государства. Родина строится верою».

    Мы должны быть интеллигентными, воспитанными, добрыми и благодарными нашим предкам, создавшим для нас и наших потомков тот духовно-патриотический стержень русской культуры, в фундаменте которого лежит православная вера. Именно православие играет в русской истории роль творческого стимула, потому что Сам Бог дает тому или иному народу таланты и силы. Своеобразие и уникальность русской истории и культуры есть следствие причин духовных, результат особого служения, возложенного Промыслом Божиим на наш народ.

    Митр. СПб и Ладожский Иоанн (Снычев) говорил: «Стояние «под куполом и крестом» стало содержанием мучительного, изнуряющего подвига для всех русских людей, которые в Православной России видели единственно возможную форму существования своего народа и не позволили себе увлечься новизной всякого рода «переосмыслений» русского служения, требовавшими в обмен на подаваемую ими иллюзорную историческую перспективу отречения от коренных начал русского национального самосознания».

    Неверие, безбожие, нравственная нечистоплотность и распущенность, пренебрежение и презрение ко всему исконно родному и святому – все это должно стать совершенно чуждым душе русского человека, если он действительно хочет видеть Родину воскресшей к новой жизни.

    Наше земное отечество живет и одушевляется связью с нашим Отечеством Небесным – с радостным Радонежем преподобного Сергия, где сияет во славе сам Всероссийский игумен с множеством дивных птенцов гнезда своего, где прославляется и ликует вечная семья праведных и возвеличенных Господом сынов и дочерей Русской земли. Эта Горняя Россия неуничтожима и непобедима, торжествует над ничтожной злобой и возносится к непостижимому счастью. Пусть же воспоминая о Небесной нашей Отчизне изгонит из наших сердец малодушие, ропот и уныние, дарует нам радость Горней Руси, вдохновляя на истинное служение земному Отечеству и Церкви.

    Об этом говорит и святитель Филарет Московский: «Любовь к отечеству преуспевает только тогда, когда она одушевляется благочестием, когда руководствуется и утверждается помощью свыше».

    Доклад иерея Сергия Комарова на Рождественских чтениях. 

    26-29 января 2014 года в Москве под председательством Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла состоялись XXII Международные Рождественские образовательные чтения «Преподобный Сергий. Русь. Наследие. Современность. Будущее». В работе церковно-общественного форума приняли участие представители государственной власти, священнослужители, монашествующие, педагоги, деятели образования, науки и культуры, представители общественных организаций – почти 15 000 человек. Еще раз была подчеркнута ключевая роль Церкви в жизни страны, в консолидации духовных ценностей и здоровых сил для отстаивания государственного суверенитета, формирование культуры и национального самосознания.

    priozerskoe.cerkov.ru


    Смотрите также